26.11.2015 | 20:04

Второй день Non/fiction посвящён испанской литературе

За 17 лет у Международной ярмарки интеллектуальной литературы появились свои традиции. Одна из них – второй день форума посвящён почётному гостю Non/fiction. В этом году это испанский язык и испаноязычная литература. На стенде почётного гостя представлено более трёх сотен наименований книг, в том числе новинки испанской прозы и книги, получившие премию Мигеля де Сервантеса в 2014 году.

Длинная очередь – с самого утра. Есть те, кто на Non/fiction второй день подряд – и придут еще. Почетный гость этого года – литература на испанском языке. Весь день по плотному расписанию – встречи с испаноязычными авторами. Считается, что классику и магический реализм в России знают хорошо. А вот имена XXI века не на слуху.

«Литературный язык стареет очень быстро. Я думаю, каждые 10-20 лет появляются новые формы. И сейчас произведения многих авторов основаны на мощной эмоциональной энергии. Для меня, например, самое главное – это конфликт общества и человека. Я сморю на человека, у которого есть пороки и слабости, и путь к другому – это возможность понять себя», – подчеркнул писатель Рикардо Льопесой.

Есть проблема общая для всех стран. На книжном рынке понимают: чтобы у отрасли было будущее, уже сейчас нужно выстраивать отношения с читателями будущего. Детям отдан целый этаж. Внимание приковано к презентации двухтомника Самуила Маршака с иллюстрациями Мая Митурича.

«Это книга, как ни странно, – первый сборник Самуила Яковлевича в цветном оформлении. Самуила Яковлевича было много изданий, но они были черно белыми. Изредка были цветные вставки. Но вот такого полноценного цветного оформленного сборника просто не было», – рассказал внук Самуила Маршака Александр Маршак.

Книга для взрослых нескольких поколений – «Камера хранения» Александра Кабакова. Текст о вещах второй половины ХХ века. Старшие читатели смогут вспомнить прошлое, молодые – больше узнать, какими и чем были вещи в эпоху, осуждавшей вещизм.

«Я написал мемуары о вещах, которые сопровождают меня на протяжении всей моей жизни. О вещах, предметах. Кто знает теперь, что такое патефон, как он был устроен? Кто знает, что такое был велосипед – не теперешний, горный, как джип, а велосипед в 40-е годы? Что такое были вещи, которые назывались фирменными?» – пояснил писатель Александр Кабаков.

Термин Иберо-Америка в России почти не используется. Он обозначает все те страны, в которых говорят на испанском и португальском. Но название встречи «Ритмы ибероамериканской поэзии» вопросов у публики, кажется, не вызывает.

«Мое творчество – это, скорее, поэзия безмолвия. То, что ты не сказал, даже важнее того, что ты сказал. Большое значение имеют белые пространства на листе. И читатель скорее выносит то, что осталось за кадром», – прокомментировала поэт Ада Салас.

То, что знатоки испанской литературы говорят о своем предмете, можно отнести к любому иноязычному пространству. В других странах видны только самых яркие звезды. Специальные события, такие, как книжная ярмарка, – возможность увидеть целый млечный путь.

 Новости культуры

Читайте также:

Ярмарка Non/fiction обрела испанский акцент