25.11.2015 | 15:30

Новые детали биографии Рублева обсуждают на конференции в Третьяковке

Многим известен портрет поэта Антонио Брокардо работы Джорджоне из Будапештского музея. Но мало кто знает, что в результате многолетних исследований авторство полотна менялось семь раз! Изучение подлинности произведений искусства, атрибуции известных и анонимных картин, выявление подделок, которыми наводнился художественный рынок, а также новые возможности исследований произведений искусства обсуждаются сегодня в Москве. В Третьяковской галерее открылась научная конференция, в которой участвуют ведущие специалисты мира. Один из самых интересных докладов первого дня был посвящен Андрею Рублеву.

Имя и творчество Андрея Рублева продолжает будоражить умы исследователей. На этот раз к изучению биографии самого известного русского иконописца решили обратиться в Научно-исследовательском институте реставрации. Заведующий отделом иконописи Виктор Баранов представил на конференции доклад «Новые штрихи к творческой биографии Андрея Рублева». Сравнив данные технологических исследований икон мастера с общеизвестными историческими фактами его биографии, изложенными в летописях, автор доклада пришел к выводам, что Рублев не играл ведущую роль в росписи знаменитого собора Успения в Звенигороде.

«Памятник, происходящий из Звенигорода, стенопись церкви Успения на Городке, конечно, должна быть датирована 1390-ми годами, скорее всего, концом XIVстолетия, но Андрей Рублев мог там работать только в качестве помощника ученика, но никак не руководителя этой мастерской, потому что наряду с ним тогда на Московского князя и удельных князей трудились более маститые и опытные мастера. Такие, как Феофан Грек, Симеон Черный, позднее Прохор с Городца и, вероятно, Даниил», – пояснил он.

Среди исследователей творчества Рублева нет однозначной уверенности в том, что именно во фресках из звенигородского Успенского собора принадлежит кисти великого иконописца. В том числе и потому, что от самих фресок сохранилось ничтожно мало, как, впрочем, и сведений о работе Рублева над этим заказом в исторических источниках.

Еще один тезис доклада, посвященного Рублеву, касался самого известного его произведения – иконы Троицы. По мнению исследователя, из двух существующих версий создания иконы – 1410-е годы и 1420-е – правильным следует считать второй вариант, 1420-е годы.

«Мы должны вспомнить по летописям, где тогда работал Андрей Рублев. В 1408 году они начали работать с Даниилом по росписи самого большого тогда во Владимире собора Успения, и, конечно, все данные говорят о том, что за один сезон они не могли его расписать. То есть работа по собору продолжалась и в 1409 году. Поэтому получается нестыковка: в 1409-м Андрей продолжает работать во Владимире, и те искусствоведы, которые датируют икону этим годом, должны понять, что Андрей не мог работать в то время у Никона, не мог», – говорит Виктор Баранов.

Специалисты по древнерусскому искусству из Третьяковской галереи с осторожностью отнеслись к данному исследованию. Никаких окончательных непогрешимых выводов о той эпохе, считают в музее, сделать нельзя в принципе. А значит, любые трактовки и версии относительно дат жизни и причастности Андрея Рублева к тем или иным произведениям всегда будут указываться с обязательной оговоркой – «возможно», «предположительно», «не исключено», «вероятно»... Очевидно только одно: «Троица» – одно из величайших произведений русской иконописи, за создание которого церковь и почитает Андрея Рублева в лике святых.

Новости культуры