22.02.2011 | 10:30

"Семь красавиц" на сцене Большого

На сцене Большого театра – восточная сказка. Минувшим вечером там давали единственное представление балета «Семь красавиц» по мотивам поэмы классика средневековой персидской поэзии Низами Гянджеви, на музыку азербайджанского композитора ХХ века Кара Караева. Первая постановка этого балета была осуществлена в 1952 году и получила широкую известность на советской сцене. Премьера нынешней версии состоялась в Азербайджанском театре оперы и балета имени Ахундова в 2008 году. Для новой редакции заметно усложнили хореографию и изменили либретто. Вместо классовой борьбы и борьбы за власть в центре сюжета – власть иллюзий. Рассказывают «Новости культуры».

Яна Темиз живет в Турции, пишет детективы и балетные либретто. Это она вернула «Семь красавиц» к корням. В 1952 году даже речи не было о любовной поэме Низами. На сцене изображалась классовая борьба. Угнетенный народ и любовь шаха к бедной девушке – все по законам советской идеологии. 

«Нам удалось сделать семь красавиц. Раньше не было не понятно, что, собственно, они олицетворяют», – отмечает автор либретто.

Балет был актуален и шел в Ленинграде, в Кировском театре. Потом почти пятьдесят лет не исходил с бакинской сцены. И вот теперь появилась новая версия. Хореограф Василий Медведев со своей командой выиграл конкурс и дал «Семи красавицам» новую жизнь.

Чтобы перевоплотиться в восточного шаха, солист Большого Михаил Лопатин отрастил бороду и усы, перекрасил волосы в черный цвет. Новую партию выучил за четыре дня. Его герой – восточный шах Бахрам – переживает прекрасное приключение. Он встречает семь красавиц, и каждая старается обольстить его. Но сердце шаха так и остается глухо к любви. Этот парадокс Михаил понять отказывается. 

«Я не понимаю, почему познав семь женщин он остается с самим собой», – признается он.

Художник Таир Таиров не жалел ни времени, ни сил. Он одевал красавиц по законам высокого стиля. Конечно, не от кутюр, но дорого и ярко. Шелк, капрон, кружево, стразы... 
Синхрон. Таир Таиров художник

Красавицы получились разные – китайская, славянская, индийская, византийская. Камилла Гусейнова – в либретто она прекраснейшая красавица в белом – олицетворяет азербайджанскую культуру.

Единственное,  что объединяет старую и новую версии семи красавиц, это музыка Кара Караева, которая всегда была вне идеологии.  Ее судили только по законам искусства. 

Читайте также:
Сказки Древней Персии оживут сегодня на сцене Большого