18.11.2015 | 12:27

"Король Лир" Козинцева - 45 лет на экране

45 лет назад на экраны вышел фильм Григория Козинцева «Король Лир». Вторая режиссёрская экранизация Шекспира после «Гамлета», получившего специальную премию кинофестиваля в Венеции, стала итогом многолетних размышлений. Козинцев прекрасно понимал, что привычные академические представления о Шекспире как о зеркале своего времени наивны, и создал фильм о распаде мира вне исторического контекста.

Григорий Козинцев первым в отечественной истории киноискусства актуализировал Шекспира. На фоне оттепели в 1964 году он снял «Гамлета», а через 6 лет, уже в застойное время, появилось совсем иное кино - о конце света, всеобщей катастрофе. «Король Лир», кстати, оказался последней лентой режиссера.

«Между "Гамлетом" и "Лиром" он очень хотел поставить картину почти автобиографическую. Фильм, который назывался "Художник", или The artist. Фильм о художниках ХХ века: режиссерах или композиторах, которые проходят через все травли политические, через лагерь, через компромиссы с совестью. Не стал это снимать, потому что поменялась ситуация в стране», - говорит историк кино Петр Багров.

«За эту классику я берусь только с горя», - позже написал Козинцев. Он мечтал снять фильм «Поэт у костра» о свидетеле катастроф ХХ века, который мучительно их переживает. Все это отразилось в «Короле Лире».

Ключевая сцена – сцена бури – больше всего волновала режиссера. Долгое время он не знал, как ее снимать.

«Они нашли под Нарвой отходы от нарвской электростанции, где сланцы перерабатываются. И была такая непонятная, мертвая земля, космическая абсолютно, на которой - сверху снимали ее - сама природа человеку противостоит, которая с жизнью не совместима. Там сцена бури и происходит», - продолжает рассказ Петр Багров.

В большинстве ролей заняты прибалтийские артисты. Козинцеву, человеку закрытому, нужны были такие же отстраненные актеры. В Юри Ярвете – Лире – он увидел мудрость всей Европы. Живыми и страстными должны были оказаться лишь двое – Шут и Регана – Олег Даль и Галина Волчек.

«Это, может, самый любимый кинопериод моей жизни. Это Козинцев, режиссер, о котором можно только мечтать, - признается Галина Волчек. - Он со мной советовался, что-то меня спрашивал. Я думаю: "Боже мой, я с таким человеком". Он показывал мне какие-то книги, он меня увлекал этой ролью».

На фоне мертвой и застывшей фактуры - камня и дерева - в пространстве лицемерия лишь нервический, пластичный, остроумный Шут. Это одна из лучших ролей Олега Даля и будто бы внутренний голос режиссера. В нем заключена истина, которую жадно считывала советская интеллигенция.

Многие фильм Козинцева тогда не приняли. Считали его слишком академичным. Среди них был и почитавший Козинцева, работавший с ним вместе на «Ленфильме» Алексей Герман, последним фильмом которого стала антиутопия «Трудно быть Богом».

Новости культуры