13.11.2015 | 11:30

В театре "Геликон-опера" представили первую премьеру сезона

Совсем недавно театр «Геликон-опера» вернулся в родной дом – усадьбу Шаховских-Глебовых-Стрешневых. Масштабная реконструкция, длившаяся восемь лет, завершилась. Теперь по комфорту, техническому оснащению и акустике «Геликон» не уступает лучшим сценам мира. Первую премьеру сезона – оперу Римского-Корсакова «Садко» – дают в зале «Стравинский», потолок которого декорирован под звёздное небо. 

Льняные рубахи, синие парики. В «Геликоне» создают былинный, сказочный мир. Выбор оперы «Садко» для первой премьеры на новой сцене тщательно обоснован. Это опера, которая сейчас не идет в Москве. «Геликон» всегда делает такой репертуарный выбор. Сюжет позволяет продемонстрировать возможности машинерии новой площадки. 

«Конечно, это должна быть опера, которая покажет не только технологии, которые у нас существуют на новой сцене, но и продемонстрирует форму нашей труппы и наших артистов, - отметил режиссер-постановщик Дмитрий Бертман. – И, мало того, тут еще такой мистический момент – ведь первая постановка Садко была именно по этому адресу – Большая Никитская 19, в опере Мамонтова».

Классический сюжет обогащен современными ассоциациями. В средневековом Новгороде можно увидеть комплекс Москва-сити. Гусли напоминают рок-гитару. Садко, кстати, так ни разу на них и не играет – инструмент разбивают в первой же сцене. Богатые и успешные жестоки по отношению к мечтателю.

«Садко – рубаха-парень с русской душой и большими амбициями, которые он пытается как-то в чем-то реализовать… И мало кто в него верит», - говорит исполнитель роли Садко Игорь Морозов.

Садко мечтает о грандиозных проектах – о речном пути из Новгорода к морю. Живет мечтами, в итоге - проблемы дома. Артисты считают - очень жизненная история.

«Он говорит – вот еще чуть-чуть, и мы заживем, заживем. И он – неудачник. Не получается. А у них уже трое детей. Она уже поняла, что в жизни нужно, что нужна стабильность, что нужен муж, который зарабатывает деньги», - объясняет исполнительница роли Любавы Юлия Горностаева.

Римский-Корсаков разделил художественное пространство на три мира: земля, подводное царство и небеса. Такая структура открывает возможности для нелинейного почтения сюжета.

Подводный мир в этой опере-былине - это то, что приснилось Садко. Пространство подсознания - тут проявляются тайные желания и фантазии. В сказочной истории эта постановка исследует архетипы.

После 12 лет странствий, прописанных в либретто, Садко возвращается домой. А этого времени, будто и не было. Дети не выросли, Любава не состарилась. Но произошло внутреннее перерождение – теперь это просто другие люди. И на привычную жизнь смотрят другими глазами. Все по законам современной психологии.

Новости культуры