09.11.2015 | 11:28

В Театре Станиславского и Немировича-Данченко представили камерную оперу "Кроткая"

В Музыкальном театре Станиславского и Немировича-Данченко – премьера. На Малой сцене представили камерную оперу «Кроткая». В основе либретто – одноименная повесть Достоевского, которую сам писатель определил как «фантастический рассказ». Автор музыки – выдающийся британский композитор Джон Тавенер. Он умер два года назад. Оперу «Кроткая» написал в 1977-м, в год, когда принял православие. В музыке Тавенера очень заметно влияние русской культуры – религиозной и художественной.

Марианна Тавенер, вдова композитора, с томиком Достоевского. Это книга ее мужа, Джона Тавенера. Влюбившись в «Кроткую» и работая над партитурой, он не расставался с ней.

«На титульном листе несколько строк Джона. Для него была важна структура оперы. Он постоянно записывал какие-то мысли. Был глубоким и страдающим человеком. До конца для себя не ответил – смерть героини – это суицид или шаг в другую жизнь», - делится вдова композитора Марианна Тавенер.

По словам Марианны, Джон писал оперную партитуру легко. Хотя использовал труднодоступную технику додекафонии, изобретенную композитором Шенбергом в начале XX века. Этот музыкальный хаос у современных музыкантов вызывает. И есть от чего.

«Да, тяжело исполнять, там даже название "суицид один", "суицид два", "суицид три"», - говорит виолончелист Александр Ермаков.

Взявшись за «Кроткую», режиссер Мария де Валюкофф сделала микс драмы и музыки. Соединила повесть Достоевского и оперу Тавенера. Герои дважды проживают одну и ту же историю. Вначале драматически, потом вокально. Говорят на русском, поют на английском.

«Рассказ Достоевского написан, как внутренний монолог, где герои бесконечно болтают. Хотелось, чтобы каждый рассказал свою историю», - поясняет режиссер постановки Мария де Валюкофф.

Джон Тавенер в России известен мало, но у себя на родине признан и любим. Удостоен звания сэра. Написал музыку на смерть принцессы Дианы. «Кроткая» вся на диссонансах. Резкие, болезненные звуки рвут струны и душу, наполняя зал болью и меланхолией.

У Инны Клочко – первая серьезная роль. Она поет, танцует, проживает драматическую историю Кроткой. Музыку запоминала вначале, как математическую формулу. Потом привыкла, прониклась, влюбилась в этот мрачный, монотонный ритм, который довел ее героиню до суицида.

«Эта музыка повторяется, и такой зацикленностью доводит до тупика», - отмечает певица Инна Клочко.

Зрителям понадобится немало отваги, чтобы прожить эти полтора часа с героями «Кроткой» и не впасть в отчаяние от этого дежавю. Опера потребует стальных нервов и стопроцентной погруженности. Иначе с додекафонией Таверена не справиться.

Новости культуры