28.02.2011 | 17:45

Плохой фильм снять сложнее, чем хороший

Когда-то, в 1990-е годы все началось в Тарусе. У этих мест своя магия, свой ключ к сердцу художников - и классиков, и современников. Именно там, в Калужской области, ходили по грибы и ягоды, удили рыбу, писали стихи и пейзажи многие великие: Борисов-Мусатов, Поленов, Заболоцкий, Паустовский. Там, на окских берегах родился Открытый российский фестиваль анимационного кино.  В самом первом конкурсе участвовали фильмы последних трех лет - не до анимации было в девяностые. Отбора не было,  в программу фестиваля вошли не только художественные ленты, но и рекламные ролики, видеоклипы, телезаставки. Призы вручали по профессиям, но главной интригой фестиваля стало рейтинговое голосование: любой участник и гость пансионата «Березовая роща», где проходили просмотры, мог проголосовать за понравившийся фильм. Трем лидерам вручались деревянные дощечки, выпиленные руками президента форума Александра Татарского и подписанные коллегами. На закрытии в момент затянувшейся паузы мультипликаторы Михаил Тумеля и Иван Максимов взяли в руки гитару и балалайку, сели на край сцены и затянули «Дым сигарет с ментолом» – на несколько последующих лет это стало традицией. Первым призом фестиваля стала статуэтка в виде мальчика, лежащего на боку. Название статуэтке так и не придумали. Без названия остался и сам фестиваль, но между собой его все называли «Тарусой».
Со временем приз изменился, теперь это девочка Маруся с гусем. Она-то и напоминает о Тарусе - фестиваль переехал. С 2002 года его принимает Турцентр в Суздале. Суздальцы настолько полюбили аниматоров, фестиваль и девочку Марусю с гусем, что ввели традицию устраивать гусиные бои на масленичной неделе. Сам фестиваль считают едва ли не главным событием города. Что изменилось за время жизни фестиваля?  Какие ленты привезли аниматоры? Какие вопросы будоражат молодых режиссеров? На эти и другие вопросы отвечает председатель жюри режиссер Станислав Соколов, заведующий кафедрой анимации и компьютерной графики ВГИКа.

Статистика фестиваля: Всего в дирекцию фестиваля было прислано 160 фильмов, их прислали 20 студий России и Беларуси, а также «свободные художники» и студенты. Отобрано было 80 работ, 12 получили награды.

- По какому принципу жюри оценивает работы? Ведь из года в год и состав жюри, и участники меняются. В этом году, насколько известно, в оценочную комиссию вошли молодые режиссеры...

- Каждый год жюри оценивает работу конкурсантов по-разному. Но какими бы ни были критерии, в любом случае выбирают действительно лучшие двенадцать фильмов. И данный конкурс - это смотр лучшей российской современной анимации. Конечно, бывает, что попадают откровенно слабые работы, но это исключение из правил. А вот кто получит приз – это в Суздале всегда непредсказуемо. Многие, даже маститые участники могут уехать ни с чем. Просто потому, что, например, в этом году было много сильных, качественных дебютных работ. Новаторских работ. Кто-то эксплуатирует одну и ту же тему уже много лет, и уже не раз получал призы, но сколько можно? Если и на этот раз не сказано ничего другого, то за что награждать? Уже все призы были собраны ранее.

- Что дает награда в Суздале? Становятся ли после этого фильмы и их режиссеры, художники коммерчески успешными?

- С точки зрения экономической всю отечественную мультипликацию, конечно, нужно просто закрыть. Потому что она себя, увы, не окупает. Но идеологически она необходима тому же государству, это ведь то, что напрямую влияет на воспитание подрастающего поколения, например. Раньше во всех в кинотеатрах были детские утренние сеансы, а сколько детских кинотеатров было по стране! Теперь же вопрос проката и прибыли стоит просто особняком, он отделен от качественной анимации.

- Кстати, о финансировании, вернее, его отсутствии. Если говорить не о конкурсе, а вообще об индустрии, в современной анимации снизился общий уровень работ?

- Скажем, из тех двух тысяч лент наследия советских времен, большая часть была просто проходной. Да, качественные хорошие фильмы, но не шедевры. Сегодня же даже они стали классикой. И лучшим, что есть в арсенале. Так, из сорока пяти фильмов, которые делал "Союзмультфильм", пять отправлялись на международные фестивали и занимали там первые места. Но оставшиеся сорок были так же великолепны по своим качествам. И кинофабрика тогда работала как огромный единый слаженный механизм. Раньше был обязательный художественный комитет фабрики, надо было пройти комиссию, прежде чем снять фильм. Сегодня же зачастую выбирают того режиссера, который может снять картину дешевле, за три копейки, а не за пятнадцать, но это не значит, что продукт получится хорошим.

- Получается, увы, что сегодня главное не мастерство, образование, наследие традиций, команда и прочее для работы над фильмом и его успехом? Кто же приходит тогда учиться этой непростой профессии?

- К сожалению, сегодня есть и те, и я их даже знаю, кто не хочет учиться этому сложному делу, а хочет сразу зарабатывать. Быстрее продать. Увы, и здесь, на фестивале, встречаются такие. Но в любом случае, анимация держится практически на энтузиастах: это художественное кино можно снять за неделю, ну, за месяц, за два, а анимационное, даже самое плохое и никудышное, – за год в лучшем случае. Режиссеры так и говорят – плохой фильм снять даже сложнее, чем хороший. Хорошее кино делаешь – тебя все поддерживают, хвалят, помогают. И этот процесс радости длится изо дня в день. А снимаешь плохое – услышишь только один негатив.

- Что является самым непредсказуемым на фестивале?

- Приз "Фортуна". Его обладатель выбирается по жребию. Это один из восьмидесяти участников - ему достается большая красивая коробка с логотипом конкурса, а в ней какие-то копеечки от зрителей - на создание нового шедевра, хотя этого, конечно, ни на что не хватит. Никто практически не понимает смысла этого приза, но это традиция - так уж заведено с самого первого фестиваля.

Все материалы о фестивале>>>