20.10.2015 | 13:12

Выставка Владимира Кибальчича открылась в Москве

Во Всероссийском музее декоративно-прикладного и народного искусства открылась выставка картин Владимира Кибальчича, художника необычной судьбы. Он родился в Петрограде, а большую часть жизни провёл не просто в другой стране, а в другом полушарии. В 2000 году его объявили в Мексике человеком тысячелетия в области изобразительных искусств. Его работы имеются в постоянной экспозиции Музея современного искусства в Монреале. В России первые выставки мастера были организованы всего десять лет назад. Во всем мире Кибальчича знают под псевдонимом Влади. Нынешняя экспозиция носит название «Влади возвращается домой». Она приурочена к 125-тилетию установления дипломатических отношений между Россией и Мексикой и 10-летию со дня кончины художника.

Рубен Бельтран, посол Мексики в России, узнал Влади в 1980-м. Был потрясен и очарован не только творчеством, но и личностью художника. «Такова была вся жизнь Влади, он все время старался разбивать все преграды и правила», – отметил он.

В алой косоворотке, черной папахе, среди холстов и красок, снятый у себя в в мастерской, Влади рассказывает о своей жизни. О ссылке в Оренбург, куда был сослан его отец – писатель-анархист Виктор Серж. Об эмиграции в Бельгию, Францию. Там Владимир Кибальчич, занимаясь цветной литографией, стал Влади. Под этим псевдонимом его узнала Мексика. Художник потом сказал: мы прилетели на хвосте кометы после смерти Троцкого. Черты его кумира будут мелькать в автопортретах Влади, в сердце которого до конца жил бунтарь-революционер.

«Он человек, заставляющий размышлять, видеть малое в большом и большое в малом. Он, конечно, большой лирик», – прокомментировала директор Всероссийского музея декоративно-прикладного искусства Елена Титова.

Со временем спонтанность и оригинальность Влади уступили место перфекционизму. Художник не скрывал амбициозности. Мечтал, чтобы и через пять тысяч лет его картины оставались прекрасными произведениями искусства. Его коллега по цеху, мексиканец Давид Сикейрос называл Влади гением света и тени. От ярких пятен нежной акварели он перешел в текучие линии эротического рисунка. Воспел красоту чувственности и любви. Многие зрители, впервые увидевшие его работы, сходятся в одном:

– Он прекрасный рисовальщик, прекрасно работает с формой.
– Они настолько живо написаны, видно его мастерство, и чувство юмора присутствует в каждой работе, и какая-то непосредственность!
– Чувствуется русский мазок в его творчестве.
– Экспрессия, яркие краски – напоминает Мексику такой, как она должна быть: яркая, желтая, красная, синяя.

Контрасты черного и белого, экспрессия движения. Формы, навеянные снами, вызывающие ассоциации – все это Влади. Со сложным, чувственным миром, ставящим силу духа выше материальных ценностей.

«Графика его пропитана, прежде всего, нежностью и любовью. Что касается его монументальных работ, то недаром он получил название художника, который дышит мыслью и мыслит дыханием», – рассказала Елена Титова.

Прожив пятьдесят лет в Мексике, став ее гордостью, Влади остался русским. Это возвращение на родину, где его мало кто знает, спустя десять лет после смерти художника, отдает мистическим парадоксом. Который до сих пор не дает ответа, как в одной судьбе пересеклись две такие разные страны – Россия и Мексика.

Новости культуры