14.10.2015 | 14:30

"Исторические путешествия Ивана Толстого". "Книги с ключом" - премьера документального сериала

С 19 по 22 октября в 23:00 на телеканале «Россия К» – премьера документального сериала «Книги с ключом» из цикла «Исторические путешествия Ивана Толстого».

«Исторические путешествия Ивана Толстого» – это значительный проект телеканала, автор которого – журналист и писатель, удивительный знаток русской культуры, исследователь отечественных и зарубежных архивов. В своем цикле блистательный рассказчик Иван Толстой не только показывает важнейшие явления и события художественной жизни, но и детально разбирает взаимосвязи между ними.

В премьерном документальном сериале «Книги с ключом» (19-22 октября, 23:00) речь пойдет об особых книгах. Есть книги, за страницами которых не кроется никаких тайн. Книги без второго дна. Есть другие – которые требуют определенного комментария. А есть третьи, и вот они нуждаются не просто в комментарии, но в особом ключе – историческом, биографическом, а то и искусствоведческом. Очередной цикл передачи посвящается именно таким книгам с ключом.

В первой серии «Лже-записки о лже-Пушкине» (19 октября, 23:00) Иван Толстой рассказывает о выпущенных в 1897 году в Петербурге известных «Записках А. О. Смирновой», знаменитой красавицы, воспетой Пушкиным, Вяземским, Гоголем и известной в литературе под именем черноокой Россети. Они несколько отличались от выпущенной тоненькой книжки, изданной еще при жизни Александры Осиповны. Вероятно, воспоминания были фальшивыми, хотя явно основанными на каких-то подлинных записях и разговорах. Но на чьих? Это была настоящая Смирнова, но искаженная своей дочерью Ольгой, которая ходила за матерью по пятам, чуть ли не стенографировала каждое ее слово, а потом, после ее смерти, выдала свое личное видение ее жизни за подлинные материнские записки. Но где же правда? Как отделить воспоминания матери от дочерних фантазий и представлений? Как относиться к этой книге? Это недопустимое вранье? Фальсификация? Или же, вооружившись правильной исследовательской или читательской оптикой, мы можем вычитать то, что нам нужно? «Я считаю, что читать эту книгу все равно нужно, – выражает свое мнение Иван Толстой. – Дело в том, что в этой книге, которую, может быть, и составила Ольга Николаевна, и, может быть, в чем-то слукавила, есть такие эпизоды, такое описание эпохи, такие разговоры приведены, каких нет в тех подлинных воспоминаниях Смирновой-Россет. Эта книга другая, она навсегда останется другой. Но в ней есть ключик к пушкинской эпохе, непривычный, необычный, нестандартный, здесь и Пушкин другой, гораздо сложнее…».

Вторую серию «Двойник Мартына» (20 октября, 23:00) автор программы посвящает литературному ключу романа Владимира Набокова «Подвиг». Герой набоковского романа «Подвиг», Мартын, тайно, пешком пробирается из эмиграции в Россию. Мы так и не узнаем, добирается ли он до места. Для сюжета книги это совершенно не важно. Важно другое – что у Мартына был двойник, дублер и этот двойник оказывается ключом к «Подвигу». Там, где герой Набокова заканчивает свой путь, другой герой из книги автора Бориса Дикого ее только начинает. И мы узнаем, что случилось бы со своеобразным двойником Мартына, окажись он в Советской России. «Набоков начинает печатать свой роман с 1931 года сериально, фельетонно. И в этот момент, посреди печатанья, в газете «Руль», которая была для Набокова совершенно «родной», потому что эту газету возглавлял когда-то его отец, летом 1931 года начинает вдруг появляться другой роман некоего Бориса Дикого под названием «Возобновленная тоска», – рассказывает Толстой. – Но кто же его автор? Кто это такой Борис Дикой? Оказалось, это интереснейший человек, вошедший в историю не только России, но и эмиграции, и вообще, можно сказать, всего мира – Борис Вильде. И когда берешь в руки набоковский «Подвиг» и когда читаешь эту газетную публикацию Бориса Вильде, понимаешь, что между ними дуга есть, энергия проходит. И только теперь я осознал, что и «Подвиг», и «Возобновленная тоска» – они друг для друга и ключ, и замок. И пойди, пойми – кто ключ, кто замок. И если в литературном плане Набоков, конечно, непревзойденная вершина со своим художественным подвигом, то в плане нравственном и человеческом подвиг-то совершил Борис Вильде».

Третья серия «Гамлет в обложке» (21 октября, 23:00) посвящена переводу Пастернака шекспировской трагедии «Гамлет». В марте 1940 года переводчик Михаил Лозинский, живший в Ленинграде, получил письмо из Москвы от поэта и переводчика Бориса Пастернака. Борис Леонидович настойчиво и взволнованно извиняется перед коллегой. Какого же прощения он просит и за что? «Дело все в том, что если взять это письмо и поднять его за кончик, то с него закапает кровь. Не театральный клюквенный сок, а самая настоящая кровь. Это письмо, вернее всего содержание, имеет отношение к страшной полосе в нашей культуре», – продолжает свой рассказ Иван Толстой. Ответом на вопросы станет рисунок на обложке первого иллюстрированного «Гамлета» в пастернаковском переводе. Это портрет пером и тушью. Портрет мастерский, его автор – великий наш график Николай Кузьмин. Какого же Гамлета он изобразил? «Всматриваясь на лицо с обложки, я понимаю, что этот Гамлет кого-то мне напоминает, я начинаю соединять части – вот художник Кузьмин, вот Пастернак, вот Шекспир, вот Мейерхольд, для которого был сделан этот перевод. И я понимаю, что лицо, которое смотрит на меня – это лицо женщины… И эти кудрявые волосы, и эти впалые щеки, и чуть подчеркнутые скулы и глаза, этот взгляд, тревожный, невозможный взгляд. И в какую-то минуту я понимаю – на обложке изображена та актриса, та женщина, о которой было столько разговоров в 1939-40-41-м годах, и которые чуть-чуть угасли к военному 1942 году, угасли внешне, но остались в душах у современников. Зинаида Райх. И это та самая точка, два ключа к «Гамлету», к идее, которая несется в этом произведении. Это финал, сведение к чему-то точечному, той мысли, той тревоги, трагедии, которая носилась в воздухе и не затихла к 1942 году. Художник сумел зашифровать в одном рисунке трагедии двух, столь отстоящих друг от друга эпох…».

Четвертая серия «Герберт Уэллс в гостях у бабушки» (22 октября, 23:00) позволит понять, что же связывало Герберта Уэллса с Советской Россией и где же ключ к его мемуарам. Летом 1934 года в Советский Союз приехал знаменитый писатель-фантаст Герберт Уэллс. Автора «Войны миров» и «Человека-невидимки» знали и любили все. К его приезду устроили официальный прием и решили его разнообразить неофициальным – в литературно-артистическом кругу. Для этого Уэллса отвезли под Ленинград, в Детское село, ныне город Пушкин, в дом к писателю Алексею Николаевичу Толстому. «Уэллс и Толстой были хорошо знакомы уже двадцать лет и, кроме того, были коллегами по литературному цеху. Алексей Толстой ведь был еще и писателем-фантастом, – рассказывает автор программы. – Уэллса ждали, готовились, созвали ленинградский бомонд. Британец вошел и смял все карты. Прием был им по существу загублен». Что же случилось? В огромных, объемных воспоминаниях Уэллса об этом нет ни слова. Может быть потому, что в этом была замешана женщина? Рассказ автора программы, потомка Алексея Николаевича будет ключом к молчанию Уэллса: «Историю со странной выходкой Герберта Уэллса я знаю с самого детства. Но удивительно – взрослые никогда не могли объяснить этого поведения писателя. Я подозреваю, что мои родители не догадывались о другой стороне дела. Они ничего не знали о приключениях обманутого Уэллса. Вот для того, чтобы восстанавливать прошлое, мы и подбираем ключи к книгам».

Пресс-служба телеканала «Россия К»