09.10.2015 | 15:18

Выставка "Писатели глазами скульпторов" развернута в Третьяковке

Один из залов постоянной экспозиции Третьяковской галереи на Крымском валу всегда занят только скульптурой. Там проводятся камерные сменные выставки, которые знакомят с историей пластического искусства XX века. Тема новой экспозиции – образы русских писателей и поэтов. Скульптуры разных авторов, собранные вместе, дают богатую пищу для размышлений.

Привычный всем образ Гоголя – писатель за рукописью, задумчив, немного сгорблен, на плечах – шинель. Автор – Виктор Липовка. А рядом – гипсовая скульптора Николая Андреева. Это модель того самого памятника на Никитском бульваре в Москве. Андреев создал живой, противоречивый образ Гоголя – обессилевшего, скорбного. Совсем другим увидел писателя Сергей Конёнков.

«Дерево - народный материал, который предполагает иногда простые, примитивистские формы. Это - крестьянский материал. Здесь соединились ощущение простоты, чего-то лубочного и одновременно показ Гоголя как такого светского человека с долей аристократизма. Он во фраке, поднял цилиндр, кого-то приветствует», - говорит сотрудник отдела скульптуры XX века Третьяковской галереи Лариса Бедретдинова.

Разные трактовки образов великих персонажей – именно это стремились подчеркнуть кураторы выставки. Здесь есть и зрелый Горький, и романтик – молодой и подтянутый. А Пушкин – почти у всех скульпторов – немного пафосный. Таким его представляли участники конкурса к 100-летию со дня смерти Александра Сергеевича. И только Матвеев увидел поэта вдохновенным и… одиноким. Словно из огромной глыбы вырастает фигура Льва Толстого. Глаза глубоко посажены, их почти не видно – это впечатления Анны Голубкиной от встречи с писателем в 1901 году.

«В воспоминаниях осталась цитата: "Толстой, как море, но глаза у него, как у затравленного волка". Какой-то такой неоднозначный образ, таинственный она попыталась воплотить в этом портрете», - рассказывает сотрудник отдела скульптуры XX века Третьяковской галереи Ольга Романова.

О Нине Нисс-Гольдман кто-то из современников сказал: «Когда вы наклоняетесь к ней, чтобы поздороваться, то чуть не сталкиваетесь лбом с великим Модильяни, который тоже именно в этот момент нагнулся, чтобы поцеловать свою подружку». Скульптор запечатлела в своих работах многих великих - Рахманинова, Боткина, Сент-Экзюпери, Солженицына. Незадолго до смерти ей позировал Валерий Брюсов. Работа выполнена в редком для скульптуры жанре - шарже.

«Брюсов был поэт-символист. Здесь голова на тонкой подставке – как некий хрупкий цветок. Поэт-символист в условиях 20-х годов – это, как нечто нежизнеспособное. Вот это она и пыталась донести», - объясняет Лариса Бедретдинова.

XX век в скульптуре – время бесконечного поиска новых жанров, форм, нового пластического языка.

Новости культуры