09.10.2015 | 19:53

Новая версия "Братьев и сестер" Льва Додина откроет "Сезон Станиславского"

«Сезон Станиславского» в Москве завтра откроют спектакли признанных театральных корифеев – «Борис Годунов» Эймунтаса Някрошюса и «Братья и сестры» Льва Додина. Последний, удержавшийся в афише Малого драматического театра 30 лет, предстанет в обновлённой версии. Додин решился на смелый эксперимент – отдал сцену молодым и практически полностью обновил состав исполнителей легендарной постановки.

Новые «Братья и сестры» по старому сценарию – это новые лица, голоса, новые костюмы – но, тот же текст, слегка дополненный цензурированными отрывками, те же декорации – почти не реставрированные, сохранившие тридцатилетнюю историю, объездившие весь мир. В новой версии есть и уже родные лица, но в новых образах. Наталья Акимова, игравшая Лизу, теперь ее мать – говорит, «не я сделала роль, а роль из меня – актрису».

«Этот спектакль отвечает на вечные вопросы: почему мы не умеем быть счастливыми? Мы хотим любить, и у нас это не получается. Какие-то крупицы, секунды счастья, которые надо беречь, ощущать, даже предполагать, что это пройдет», – убеждена Наталья Акимова.

Постановка длится шесть часов. Многое говорится за это время – и о крупицах счастья, и о невозможности разглядеть его. Послевоенное время в деревне – смерти, возвращения, простые радости, голые ноги и нехватка еды – болезненные тогда вещи сейчас воспринимают острее.

«Когда проходишь дистанцию жизни и возвращаешься к каким-то вещам, и вдруг обнаруживается, что они за это время не исчерпали себя, а наоборот, только обнаружили глубину боли, глубину язвы, то от этого становится и больнее», – признается режиссер Лев Додин.

Режиссер Лев Додин со вторым составом артистов проделал тот же путь, что и в первый раз – на север, в деревню Веркола (в романе село Пекашино). Три дня труппа колола дрова, косила траву, парилась в банях, постигала северный говор и расспрашивала о том, как это было.

«Мы спросили: "А у вас был праздник? Как вы победу праздновали?" Она задумалась и сказала: "Да нет, не было. Тяжело жили"», – рассказывает актриса Дарья Румянцева.

То, о чем только читали и слышали – из первых уст. Эта поездка для многих оказалась самой запоминающейся в жизни. Откровенные разговоры настроили на нужную волну – прожить и донести до зрителя самое главное – не овации и не крики «Ура, победа!».

«Война – это всегда страшно, в любом проявлении. И про людей, которые страдали, мучились, выживали вопреки всему. О чудовищном взаимоотношении человека и власти, о том, как она пожирает человека – и личностно, и целой деревней», – комментирует актриса Елизавета Боярская.

Этот спектакль считается одним из лучших в мире. По мнению критиков, потому что актеры не играют, а живут – так говорили о старом составе. Сложно пришлось молодым – не скопировать предшественников, не перенять интонацию, а найти свою.

«Спектакль – тот, кто его видел, наверняка будет сравнивать. Но у меня пожелание – не сравнивайте, просто смотрите на новых "Братьев и сестер", вот и все», – говорит актер Евгений Санников.

В тридцать лет у спектакля начинается новая жизнь. Более откровенная, потому что говорится то, что было вырезано, более молодая, импульсивная, но такая же искренняя, выворачивающая наизнанку и цепляющая.

Новости культуры