02.10.2015 | 11:20

Опера "Волшебная лампа Аладдина" впервые прозвучит в Театре Станиславского

Итальянца Нино Роту весь мир знает как автора музыки к фильмам Феллини, Висконти, Дзеффирелли и Копполы. Но знаменитый композитор, лауреат «Оскара» и «Грэмми», писал и симфонические произведения, оперы и балеты. Сказку «Волшебная лампа Аладдина» он переложил на музыку в середине шестидесятых. Тогда же началось её путешествие по миру. На русском языке опера впервые прозвучит в Музыкальном театре имени Станиславского и Немировича-Данченко. Премьера - сегодня.

Подготовка к детскому спектаклю – тоже шоу. За кулисами не просто распеваются – килограммовая шляпа должна удобно сидеть, полеты – быть точными и быстрыми, настроение - соответствующе-сказочным и, конечно, лампы – их много, и все с джиннами внутри.

«Огонь волшебной лампы будет расходиться по всему миру с этими маленькими лампами. И достанется каждому ребенку в мире, чтобы мечты каждого ребенка могли осуществиться», - говорит артист Театра Станиславского и Немировича-Данченко Сергей Николаев.

Волшебную лампу, как и в истории Шехерезады, Аладдин находит в пещере, среди высоких скал и мрачных ущелий. Злой колдун одновременно появляется в разных местах – и на экране в виде анимации тоже. Чудеса и в самом деле на сцене есть – посох колдуна и вправду волшебный, добрый джинн желания исполняет, а с неба идет золотой дождь.

Кажется, единственная сложность, не считая создания чудес, с которой столкнулись постановщики, – это выбор артистов. Аладдина репетировали тремя составами, и все вместе искали характер, а с принцессой Будур все оказалось совсем непросто.

«Принцесс Будур у меня даже 4. и я предлагала им тянуть жребий, потому что, по-моему, все хороши. У кого-то лучше по пластической части, у кого-то - по вокальной», - рассказывает режиссер-постановщик спектакля Людмила Налетова.

Тянуть жребий перед премьерой в этом театре – случай исключительный. Все принцессы отказались.

«Если, например, я взяла бы первый спектакль, это было бы несправедливо по отношению к другим людям. Либо взяла бы последний или никакой – это тоже неприятно. Поэтому, считаю, что лучше делать это организаторам сего торжества», - утверждает артист Театра Станиславского и Немировича-Данченко Мария Макеева.

Выбор сделан, спектакль готов. С сюжетом сказки нет никаких расхождений. А вот с музыкой пришлось поработать. У Нино Роты опера в трех действиях, в Театре Станиславского – в двух. Партитуру сокращали, добиваясь динамичности, контрастности и яркости – все для детей.

«Некоторые сцены были сокращены, но не в ущерб музыкальному материалу, только во благо драматургии: некоторые повторения, которые есть у автора, музыкальные фразы, которые похожи с текстом, но повторяют музыкальный материал», - отметил дирижер Вячеслав Волич.

Нино Рота известен киноманам, его музыку из «Крестного отца» и «Ромео и Джульетты» многие знают чуть ли не наизусть. Но Рота оперный на себя популярного совсем не похож. Хотя, в театре уверены, что после просмотра зритель уйдет, напевая мелодии из «Волшебной лампы Аладдина».

Новости культуры