29.09.2015 | 11:10

Продолжаются исследования уникальных фресок церкви Успения Богородицы в селе Мелётово

Церковь Успения Богородицы в селе Мелётово под Псковом знаменита своей настенной живописью. В нынешнем году уникальным фрескам исполнилось 550 лет, но дискуссии о них не утихают. Исследователей поражает не только мастерство написания ликов, но и сюжеты росписей. Большинство из них – не библейские, а взяты из Псковской летописи. Наиболее знамениты фрески, изображающие Птицу-неясыть и Анта-скомороха, наказанного за глумление над Богородицей.

Скоморох в шапочке, с музыкальным инструментом в руках. Предупреждениям не внял. Очевидцы воздели руки к небесам, изумляясь безрассудству. В следующей сцене у скомороха отсечены руки и ноги. Богородица склонилась, чтобы исцелить его. О фресках храма в Мелётово реставратор и искусствовед Владимир Сарабьянов говорил, как о песне псковской иконописной школы, высшем расцвете мастерства и самостоятельности в изложении канонического материала.

«Благодаря участию Владимира Дмитриевича были укреплены аварийные участки, и Владимир Дмитриевич попытался контрольным образом некоторые из фресок раскрыть от белесого налета, который образовался в результате химических процессов. Методика проведения реставрационных работ была полностью подготовлена, и мы подавали заявки на начало работ на федеральную целевую программу. Приступить к серьезной масштабной работе мы так и не успели», - рассказывает заведующая отделом «Мирожский монастырь» Псковского музея-заповедника, кандидат исторических наук Таисия Круглова.

Под многочисленным слоем побелки и клеевыми записями фрески были обнаружены Николаем Богушевским в семидесятые годы XIX века. В Мелетово он был священником. Похоронен при церкви Успения на скромном деревенском кладбище. Псковский дворянин, получавший образование в Кембриджском и Оксфордском университетах, Богушевский составлял археологическую карту Псковской губернии, вёл переписку со Шлиманом. Был действительным членом Императорского археологического, Великобританского королевского обществ, покровителем Лейпцигского национального музея. Первые попытки снять штукатурку с фресок приходятся на двадцатые годы XX столетия. Они были продолжены в сороковые, затем в шестидесятые годы бригадой реставратора Дмитрия Брягина.

«Здесь работала артель, и не один мастер, а несколько. Поэтому, для каждого из этих мастеров была своя специфика. И в художественном плане, и в технологическом плане, и в стилистическом плане. Такой памятник - очень сложный, требует своего изучения, и мы вправе ожидать большого открытия», - считает Таисия Круглова.

Специалисты считают, что росписи выполняли мастера фресковой живописи и художники, которые работали в технике книжной миниатюры и даже иконники. Несмотря на более чем 100-летнюю историю изучения системы росписей, многие сюжеты еще не прочитаны, не атрибутированы. Заявка на проведение работ отправлена в Министерство культуры.

 

Новости культуры