29.09.2015 | 11:07

400 лет назад вышел в свет второй том "Дон Кихота"

В нынешнем году весь мир отмечает 400-летие выхода в свет второго тома романа «Хитроумный идальго Дон Кихот Ламанчский». Эту книгу Мигель де Сервантес писал как пародию на рыцарский роман, а главного героя предполагал сделать объектом насмешки. Никто из современников писателя не считал «Дон Кихота» великим романом. Да и сам автор не предполагал, что когда-нибудь его книга по количеству переизданий займёт второе место после Библии. Но вот уже несколько столетий роман о Рыцаре печального образа читает и перечитывает весь мир, пытаясь понять, кто же такой Дон Кихот на самом деле – мудрец или безумец?

Статистика утверждает, что роман «Дон Кихот» чаще читают за пределами Испании. Язык Сервантеса начала XVII века понятен далеко не всем. Кстати, первые, несовершенные переводы романа на русский появились в начале XIX века. Так что российский читатель открыл для себя «Дон Кихота» на французском.

«Достоевский читал "Дон Кихота" по-французски, Тургенев – по-французски, хотя он испанский немного знал и в жизни был связан с Испанией», - рассказывает литературовед, доктор филологических наук Светлана Пискунова.

Роман для людей, умудренных жизнью, Сервантес начал писать в пятидесятилетнем возрасте. Первая часть «Дон Кихота» имела невероятный успех, появилась масса пиратских изданий. Вторую книгу эта участь миновала – продолжение распродавалось с трудом.

«Издатели, чтобы продать остатки второй нераспроданной части, допечатали первую, соединили их уже через 20 лет после смерти Сервантеса и составили двухчастный роман "Дон Кихот"», - продолжает Светлана Пискунова.

В России «Дон Кихот» был настольной книгой русских романистов: Пушкина, Достоевского, Гоголя, Лескова и Булгакова. После революции о хитроумном идальго нарком просвещения Анатолий Луначарский размышляет как о революционере. И это многих от персоны Дон Кихота отталкивает.

«При Сталине "Дон Кихот" был не очень почитаем. Сам Сталин его не любил. Хотя Дон Кихот – революционер, это в глазах Луначарского. А донкихотство, как и вообще религия, "Дон Кихот" - христианский роман, нельзя забывать», - отмечает Светлана Пискунова.

«Дон Кихот» Козинцева становится символом оттепели. Николай Черкасов -  в образе хитроумного идальго. Позже его назовут самым многоразовым Дон Кихотом: в разные годы он сыграл героя Сервантеса в пяти разных постановках.

Другой российский рекорд - знаменитого Рыцаря печального образа в Театре Российской Армии играет столетний Владимир Зельдин. Больше 150 спектаклей прошли при полном зрительном зале.

Дон Кихот Зельдина – не просто рыцарь, спешащий на помощь, а истинный христианин, живущий по заповедям.

«У Дон Кихота тоже есть заповедь, - говорит народный артист СССР Владимир Зельдин. - Заповедь, по которой он и живет, и поступки совершает. Например, такое есть место в спектакле: "Дон Кихот, вдохни всей грудью живительный воздух жизни и задумайся над тем, как ты должен прожить ее. Не называй своим ничего, кроме своей души. Люби не то, что есть, а то, каким хочешь и можешь стать"».

Сервантес видел плюсы и минусы своего героя, опасности и притягательность донкихотизма, но пытался убедить своего читателя в одном: без высокой идеи мир погрязнет в потребительстве и бессмысленном существовании. 

Новости культуры