04.03.2011 | 19:39

Оружие Кавказа в частных коллекциях прошлого и настоящего

Выставка «Оружие Кавказа в частных коллекциях прошлого и настоящего», которая открылась в Российском этнографическом музее, знакомит с искусством мастеров-оружейников. Причем, в экспозиции представлено оружие не только с Кавказа. Многие раритеты созданы в Петербурге по кавказскому образцу, и здесь же представлено казачье вооружение. Центральный экспонат выставки – тифлисская шашка, переданная в дар Этнографическому музею. Рассказывают «Новости культуры».

Редчайшую тифлисскую шашку передал в дар Русскому этнографическому музею известный петербургский коллекционер Алексей Гнедовский. Подобных в мире осталось всего четыре. Три из них, включая переданную, хранятся в Петербурге. Определить, кому принадлежал именно этот клинок, сегодня практически невозможно. Поэтому сотрудники музея шутливо называют ее «героем своего времени».

«У этой шашки клинок из сетчатого дамаска. Это очень редкий на Кавказе материал, очень качественная сталь. Самое главное – клеймо – императорская корона и слово "Тифлис"», – поясняет Алексей Гнедовский.

В России интерес к оружию в кавказском стиле возник в начале XIX века. Романтическое увлечение Востоком и служба столичных офицеров на Кавказе породили моду на холодное оружие. 

«Русская армия попала в очень сложные условия военных действий на Кавказе. Постепенно выяснила, что европейские модели, по которым было построено военное дело в Российской империи, не очень адекватны местным условиям. Русская армия оказалась в ситуации, когда она была вынуждена работать по местным культурным моделям», – рассказывает хранитель оружейной кладовой Российского этнографического музея Денис Шереметьев.

Традиция частного коллекционирования в России была прервана после революции, когда Совет народных комиссаров издал декрет, который запрещал гражданам хранение любого оружия. Русский офицер и военный историк Павел Потоцкий передал свою коллекцию Русскому этнографическому музею на хранение. В 1920-е годы уникальное собрание едва не было утрачено.

«1927 году предшествовало наводнение 1924 года, от которого наш музей сильно пострадал. Не все вещи нашли. Правда, они были найдены позже», – замечает сотрудница Российского этнографического музея Елизавета Нератова.

Организаторы отмечают, что выставка стала своеобразной данью уважения Кавказу. Но главное, что она отражает диалог двух культур.