24.09.2015 | 15:22

Театр "Около дома Станиславского" представил премьеру спектакля "Чевенгур"

Если справедливо причислять Андрея Платонова к самым загадочным авторам XX века, то тайна тайн его прозы – это «Чевенгур». Что означает название романа, каков его жанр, что зашифровано в этой истории? Об этом спорят не только литературоведы. Попытку взломать платоновский код сделал Юрий Погребничко, худрук театра «Около дома Станиславского». Премьера спектакля «Чевенгур» уже состоялась.

Накануне премьеры, заканчивая репетировать Чевенгура, Юрий Погребничко ни замыслов своих, ни задач журналистам не расшифровывает. Зачем режиссеру потребовались внутри Платонова – рассказ Хемингуэя «Убийца», Фрэнк Синатра, Нино Катамадзе и другие не очевидные персонажи, – вопрос, на который предстоит ответить зрителям. Для любителей интриги ее здесь – хоть отбавляй. Как, например, удалось вместить огромную книгу Андрея Платонова в часовой спектакль – тоже загадка. Как и то, зачем Погребничко понадобился именно «Чевенгур»?

«Если это актуально, то это просто удача, или, может, я как-то существую в актуальности. Но абсолютно не хотел никакой актуальности – интересно, да и все», - говорит режиссер Юрий Погребничко.

Интересно и актерам. Они Погребничко понимают с полуслова. Почти все – ученики мастера, для которых работа над спектаклем – еще один урок, продолжение лабораторной работы.

«Юрий Николаевич экспериментирует и экспериментирует всегда. И каков будет результат, мы не знаем, сами его ждем. Нам самим интересно посмотреть в глаза зрителям, почувствовать через них, что же мы такое транслируем, потому что транслируем мы, как правило, Юрия Николаевича – его мысли, и эти мысли для нас открываются только, может быть, спустя месяцы после спектакля. Или даже больше», - отмечает актер Алексей Артемов. 

Острые вопросы одной из самых трагичных книг в русской литературе в театре «Около дома Станиславского» звучат удивительно тихо. На сцене – ни жестоких сцен, ни убийств, ни драк. То, что показали журналистам, выглядит спокойно, деликатно, сценографически красиво. Юрий Погребничко вместе с художником Надеждой Бахваловой выстроили его как элегию, где по-своему притягательны и жизнь, и смерть. 

 

Новости культуры