07.03.2011 | 13:56

Фазиль Искандер отметил 82-й день рождения

Фазиль Искандер отметил 82-й день рождения. Лучшим подарком писателю к этому торжеству стал выход в свет его собственной книги. И ценность такого презента возрастает вдвойне, если соавтором издания выступила любимая жена. А уж если семейная пара отметила золотую свадьбу, то такая книга вообще бесценна. «Снег и виноград» - так называется сборник стихов Фазиля и Антонины Искандер. Рассказывают «Новости культуры».

 

Сборник стихов – подарок ко дню рождения. Здесь стихи Фазиля и его жены Антонины. Они вместе пятьдесят лет, но впервые встретились в одной книге. Со своими черновиками она приходила к нему в кабинет как к редактору.

Антонина Искандер: «Это стол Фазиля, сюда подходила только с уже готовым текстом, чтобы показать, и он мог принять или не принять».

Она долго не признавалась, что пишет стихи, а когда сказала – Фазиль стал ее главным судьей.

Фазиль Искандер: «Довольно гармонично пишет. Но я бы хотел, чтобы силы больше было, но сил нет».

Антонина добавляет: «Сила вся у тебя, дорогой».

Здесь все тексты с правками. Последнее слово всегда остается за Фазилем. Он профи, писательскую карьеру начинал с поэтических сборников.

Антонина Искандер: «Все, что он одобрял, это оставалось, все, что нет,  -  уходило».

Искандер пишет ручкой, компьютера не признает. Печатные машинки под столом. Книга мыслей – здесь афоризмы, стихи, из последнего, но когда издадут это, не знает даже сам автор. «Художнику важно, не о чем он пишет, а как», - уверен Фазиль Искандер.
 

Сценарий на семнадцати листах Искандер получил месяц назад из Тулы. Он написан по его рассказу «Мученики сцены». Тульские театралы просят разрешение на постановку.

Свои восемьдесят два Фазиль Искандер отмечает в очень узком кругу семьи. Рад своей племяннице Шазине и ее дочери Нино. Фазиль стал меньше писать, но также много читает. На столе все тот же «Новый мир», где его так много печатали, и классика. Это в книгах он много смеется и иронизирует, в жизни все по-другому.

Антонина Искандер: «Он скучен не был, но чаще был мрачен, преобладал трагический взгляд на жизнь. Все светлое отдавал в творчество».

То, чем всегда ценились книги Искандера. Неслучайно, они переведены на многие языки, в том числе, – китайский и японский. И даже поколение next попало под скромное обаяние его романов, где так иронично и о таком серьезном.