09.03.2011 | 10:27

"Мелодии любви" Эннио Морриконе прозвучали в Москве

«Живая легенда» – говорят о знаковых фигурах современного кино. Эннио Морриконе заслуживает целого эпоса. По весьма приблизительным подсчетам, в его арсенале более пяти сотен саундтреков к фильмам, большинство из которых признаны классикой. А точную цифру затрудняется назвать и сам автор. Но Морриконе – это не только культовые саундтреки. В весеннюю Москву композитор привез особую программу. Рассказывают «Новости культуры».

 

 

Он не снижает обороты – в свои восемьдесят два Эннио Мориконе все так же гастролирует по Европе. Не забывает Москву – здесь он третий раз. Маэстро, написавший музыку к пятистам фильмам, приготовил новую программу и говорит с публикой на языке любви.
«Программа, которую я выбрал абсолютно новая для Москвы, в предыдущих два моих приезда исполнялись другие композиции. Женщины особенно чувствуют мою музыку…в ней много разных чувств. Последнюю серию квартетов я посвятил своей жене», - рассказывает композитор.
Легендарный итальянец собрал все престижные награды – от Оскара до Грэмми. В Голливуде за Морриконе закрепился титул «Киношного Моцарта». Работать с ним хотят культовые, скандальные, начинающие режиссеры. Так чувствовать музыку и создавать настроение может только он. До сих пор ходят легенды о его тандеме с бывшим одноклассником - Серджио Леоне, и как Морриконе заставил всех плакать «Однажды в Америке». Это его музыка сделала такие сборы «кинотеатру Парадиз». Он проложил звуковую дорожку к «Спруту», приложил руку к итальянским вестернам, немецким и американским драмам, испанским комедиям. Ушел на глубину «72 метра» в российском боевике Владимира Хотиненко. И только в последние годы сбросил темпы – стал меньше писать для кино.
«Конечно, очень много проектов и предложений. Вопрос стоит в том, чтобы правильно выбрать. Сейчас я могу позволить себе выбирать. Поэтому я предпочитаю работать с теми режиссерами, кого я хорошо знаю. К тому же сейчас есть возможность приостановиться и писать музыку не только для кино. Это такая абсолютная музыка, камерная», - говорит Морриконе.

В Москве Морриконе работает с российскими музыкантами и хором. С собой привез несколько итальянских солистов. Сам за дирижерским пультом – прогоняет каждый музыкальный фрагмент. В его аранжировках классические, джазовые, фольклорные мотивы, даже рок-н-ролл. Женский голос в качестве инструмента - фирменный стиль. Зная его любовь к гармошкам и рожкам, московские поклонницы подарили деревянные ложки. Морриконе сразу пускает их в дело - говорит - они похожи на испанские кастаньеты.

Он хоть и мега-звезда, но в общении прост. Много говорит о семье и о шахматах. Мечтает взять реванш после проигрыша российским гроссмейстерам.

«Я живу музыкой и своей семьей, но мне не дает покоя воспоминания о той игре, - говорит композитор. – Когда ваши ведущие гроссмейстеры приезжали в Италию, и в качестве разминки играли со всеми желающими, я все время проигрывал. Теперь Каспаров – мой главный противник. Я должен выиграть, только тогда успокоюсь».

Он не привык проигрывать. Уступать не собирается – слишком много побед одержано. И еще хватит сил для новых.