14.03.2011 | 11:14

Гимн техническому прогрессу

Третьяковская галерея представляет выставку работ Александра Лабаса - одного из самых значительных художников советской эпохи, экспериментатора и новатора, которого называли романтиком индустриального прогресса. Однако доступ к его полотнам долгие годы был под запретом. Нынешняя экспозиция – первая персональная выставка Александра Лабаса в Третьяковке. Ее подзаголовок «На скорости XX века» - полет, движение в пространстве были любимой темой художника. Рассказывают «Новости культуры».

 

 

Модель грузовика начала двадцатых из Политехнического музея. Все это – грузовики, аэропланы, поезда, дирижабли, эскалаторы метро – главные герои Александра Лабаса. Он родился в век технического прорыва. И на сумасшедшей скорости ХХ века ворвался в историю искусства. Расцвет его творчества - это время изобретений, открытий, смелых идей. Оставаясь в стороне от политики, Александр Лабас зафиксировал в своих картинах настроение того времени, и прежде всего – движение. Притом, что у самого художника даже собственной машины никогда не было, впрочем, как и денег, чтобы ее купить.

«Сам Лабас для того, чтобы прочувствовать движение, которое он хочет изобразить, он летел первым рейсом Москва-Харьков и потерпел два раза крушение по этому маршруту. Тем не менее, обратно он не сел на поезд, как другие пассажиры, а опять взял билет на самолет», - рассказывает куратор выставки Любовь Пчелкина.

Это говорит о многом. Если не обо всем.

«Он мыслил не только поездами, паровозами, и самолетами. Он мыслил городами будущего, то есть не просто прорывом человека в космос, но возможностью существовать в космосе, жизни на других планетах. Это в принципе о будущем человека, о величии человека. Если здесь сравнивать, это, скорее, идеи Леонардо Да Винчи, чем какие-то политические постулаты и социальные постулаты», - рассказывает племянница А.Лабаса Ольга Бескина-Лабас.

Александр Лабас был одним из самых известных художников своего времени. Но вживую, не на репродукциях, 90 процентов его программных произведений из нынешнего поколения никто не видел. В пятидесятые он был обвинен в формализме, остался без выставок и заказов, потом наступило время новых художественных поисков, появились иные звезды и только в конце семидесятых, уже на старости лет, к Лабасу вернулась слава.

«Когда он был на открытии выставки «Москва-Париж, Париж-Москва он был одним из немногих висящих на стенах. Когда к нему по подходили и спрашивали: вы правда Лабас? Он говорил, да, я Лабас. Неужели вы еще живы?», - рассказывает Ольга Лабас.

На этой выставке Третьяковка показывает не только лучшего Лабаса, но еще и неизвестного – театрального художника – это задник к спектаклю о дирижаблестроении «Армия мира», конструктора инсталляций – подлинная «Электрическая Венера», изготовленная Лабасом для сельскохозяйственной выставки в Минске не сохранилась, это ее реконструкция по черно-белым фотографиям.

«Мы многократно их увеличивали, чтобы понять, какое там лицо было, из чего волосы были сделаны, а в описательной части было написано, что это была фигура из стекла и металла. При более детальном изучении фотографии, мы поняли, что волосы были сделаны из проводов», - рассказывает художник-технолог Ксения Савенкова.

В 1918 году по указу Луначарского был создан музей живописной культуры, куда изголодавшиеся в прямом и переносном смысле художники понесли свои авангардные произведения. Это было недолгое время, всего 10 лет, когда государство покупало современное искусство, так как именно на художников была возложена миссия – подготовить общество к новой жизни.

«Масса художников, которые были коллегами Лабаса, буквально и недоедали, и вынуждены были ходить в том, что есть и зимой, и летом, и, тем не менее, они жили вот этой надеждой, что новая цивилизация, новый виток технический приведет очень скоро к светлому будущему, к которому они все стремились», - рассказывает Любовь Пчелкина.

Александру Лабасу, как и другим художникам того времени, было тяжело жить в настоящем. Поэтому они хотели как можно быстрее переместиться в будущее. Неважно на чем: на самолете, дирижабле или паровозе.