20.08.2015 | 19:22

Интерьеры Большого Гатчинского дворца украсят копии четырёх полотен Гюбера Робера

«Было модно и великолепно убрать свой салон живописью Робера» - так говорили в XVIII веке о произведениях Гюбера Робера. Его картины на античные сюжеты были невероятно популярны. Среди поклонников «Певца руин» - так называли художника – были император Павел Первый и его супруга Мария Фёдоровна. Ещё великокняжеской четой, путешествуя по Европе под именем графов Северных, они заказали четыре декоративных панно, которые украсили Греческую галерею Гатчинского дворца. Как полотна оказались в Павловске и где находятся теперь? - репортаж из Петербурга.

В 80-х годах XVIII века полотна Гюбера Робера заказывались лично цесаревичем Павлом Петровичем и его супругой Марией Федоровной во время посещения парижской студии мастера. Великокняжеская пара долго готовилась к своему европейскому путешествию: за работами Робера охотились многие аристократы, и Павел также хотел созерцать романтические руины в своей будущей резиденции. В 1802 году после гибели императора из Михайловского замка полотна переместились в Павловск.

Переезд картин, случившийся в середине XIX века, позднее стал причиной серьезного спора между двумя музейными заповедниками. В 1853 году по завещанию Марии Федоровны павловские Роберы переехали в Гатчину, где стали главным украшением Греческой галереи. Разрушенная в годы войны галерея сегодня активно реставрируется, вопрос насыщения исторического интерьера обсуждался между двумя музеями, и в начале 2015 года дирекция Павловска решилась на серьезный шаг - передачу Гатчине оригинальных мраморных бюстов из собрания графа Орлова.

Вера Дементьева, директор музея-заповедника «Павловск»: «Почему мы это сделали? Во-первых, они подлинные для Греческой галереи и, безусловно, придадут ей смысл. Во-вторых, что касается Павловского дворцы, то у нас стояла бронза – бронзовые бюсты».

С возвратом Роберов все сложнее. Их передача означала бы нарушение целостности уникальной павловской коллекции, и, в этом случае, два музея нашли компромисс, заключающийся в копировании оригиналов. Задача была поставлена перед специалистами Академии художеств. Они начали работу, которая кроме очевидного результата – 4-х полотен – вывела художников на уровень научного исследования творческого метода «Мастера руин».

Юрий Бобров, проректор Санкт-петербургского государственного академического института живописи, скульптуры и архитектуры имени И.Е.Репина: «Наши исследования показали, с какой легкостью эта живопись выполнена, - она виртуозна. Когда профессиональный копиист пытается повторить оригинал, а искусствовед стоит у него за плечами и наблюдает – только так можно понять в полной мере сложность оригинала и индивидуальный почерк мастера».

Изучение структуры полотен показало, что Робер работал невероятно быстро, легко, использовал земляные пигменты. Основой служил белый грунт, что позволяло автору создавать многослойную, но в тоже время очень прозрачную, воздушную живопись.

Татьяна Поцелуева, художник: «Он виртуозный рисовальщик. Все детали прописаны виртуозным мазком, достаточно темпераментным. При этом, кажется, выписана как будто каждая деталь, на самом деле, здесь ни одной ровной линии».

Гюбер Робер, проживший по меркам XVIII столетия очень долгую жизнь - 75 лет, создал около 500 полотен, и все они в независимости от местонахождения входят в число признанных мировых шедевров. Мастер, вслед за Пиранези вернувший моду на руины, во многом так и остался загадкой.

Новости культуры