17.03.2011 | 19:38

Незаигранный Чехов в Театре на Таганке

Юрий Петрович Любимов репетирует Антона Павловича Чехова. Художественную ткань спектакля составляют рассказы классика, а атмосфера того времени передается с помощью воспоминаний писателя и его современников. Сегодня, когда сцены не знают недостатка в самых разных трактовках Чехова, от хрестоматийных до революционных, Любимов создает своего, особенного. Чехов предстанет перед зрителем как автор и как персонаж спектакля. Рассказывают «Новости культуры».

Любимов действительно будто лепит спектакль. Знаменитый фонарик пока лежит без дела, а вот руки режиссера словно пытаются изваять из актеров желаемое. Это не первый его Чехов – режиссер уже ставил «Три сестры», «Вишневый сад», «Чайку». Но на этот раз за основу взяты незаигранные театром произведения – «Степь», «Святою ночью», «Пассажир первого класса». Разговор на сцене про то, что интересно и близко сегодня самому Юрию Петровичу.

«Меня занимает тема диагностики. Это очень скорбные его мысли, и он очень точный, как врач, в диагностике состояния России в то время», – подчеркивает постановщик.

Композиция, как всегда у Любимова, свободная. Сюжетные линии переплетаются, акценты смещаются, и получается вроде бы чеховская, но совсем другая история. Ведь почти за сто лет со времени чеховского диагноза в России мало что изменилось.

Автор музыки – композитор Владимир Мартынов – признается: о своем любимом Чехове думал мало. В основном, на Любимова настраивался. Настрой между ними очень тонкий – за плечами почти два десятка совместных работ. Мартынов сочиняет не только темы, но и звуковое пространство спектакля – хлопки, шарканье, шумы. Он рядом с Любимовым почти на каждой репетиции. Сейчас настала очень ответственная пора. 

«Какая-то музыка пишется заранее, но очень много решается в доводке, потому что эта музыка начинает входить в спектакль, обрастает контекстом различных шумов. Здесь тоже композиторская работа продолжается. Даже, может, более важная, чем написано композиторскими нотами», – заверяет Мартынов.

А вот художника у спектакля нет. Юрий Петрович комбинирует декорации сам. Позаимствовал скульптурную руку у Эрнста Неизвестного – называется «Рука скорби». Неожиданным помощником стал исполнитель роли Чехова, актер Андрей Смиренов. 

«Как-то они по-дружески договорились, что возьмут эскиз у Эрнста Неизвестного, а я уже ее прорабатывал, чертил каркас, его варили и обшивали ,прошлой ночью сверху обрисовывали», – рассказывает он.

Работа кипит. Первое превью спектакля Любимов, по многолетней традиции, наметил на 23 апреля – день, когда родился его театр.