17.03.2011 | 19:46

В Музее артиллерии любой раритет должен быть испорчен

Коллекция оружия в Петербургском музее артиллерии самая большая в стране. Здесь собирают все, в отличие от Исторического музея или Эрмитажа, где предпочтение отдают только предметам, имеющим художественную ценность. В Музее артиллерии действует строгое правило: все огнестрельное оружие, хранящееся в фондах, должно быть непригодно для проведения боевого выстрела. Иными словами, любой раритет – будь то наган Чапаева или современный опытный экземпляр – должен быть испорчен. Музейщики настаивают на отмене этого правила. Рассказывают «Новости культуры».

Стрелково-гранатометный комплекс – одно из последних поступлений в фонды Музея артиллерии. Он так и не был принят на вооружение. Другой образец передали в музей, предварительно просверлив в нем дырки. Рядом – 70-летний пистолет Воеводина, который должен был бы сменить знаменитый ТТ.

«Этот пистолет был подарен Сталину в 1942 году. Всего по разным данным их было выпущено от 200 до 800 штук. Официально на вооружение он принят не был. И даже этот раритет просверлен. Вот аккуратные дырки под кожухом», – показывает старший научный сотрудник, хранитель фонда отечественного оружия Музея артиллерии Петр Горегляд.

На сухом языке военных это называется «приведение в состояние, непригодное для производства боевого выстрела». Портить оружие в музейных фондах было приказано после знаменитого покушения на Брежнева в 1969 году. Правда, младший лейтенант Ильин стрелял в вождя из оружия, похищенного в своей части. Тем не менее, приказ распространился на музейные экземпляры.

«Оружие – предмет культуры. Ни в одном художественном музее ведь не говорят: чтобы картину не украли, ее надо испортить, сделать большую дырку», – говорят в музее.

Те, кто придумывали это правило, посчитали - грабителю, чтобы вооружиться - проще всего обокрасть музейную экспозицию. Вот наган Чапаева - лидер среди экспонатов, которые когда либо похищали.

В последний раз наган легендарного комдива Чапаева украли в начале перестройки. Похититель, угрожая им, пытался отнять видеокамеру у испанского туриста на Дворцовой площади, однако был остановлен случайно проходившим мимо сотрудником КГБ, который и вернул его в музей.

«Музейный приказ» до сих пор не отменили. Хранители своими руками вынуждены были продырявить почти все огнестрельное оружие. Если раньше каждый опытный экземпляр оружия попадал в фонды, то теперь этой практики нет. Фонды в последнее время пополняются раритетами все реже, но все-таки пополняются. А приказ о порче оружия пока тоже не отменили, и это очень беспокоит музейщиков.