05.08.2015 | 10:27

Гии Канчели – 80 лет!

10 августа юбилей отмечает грузинский композитор Гия Канчели. В этот день в 19:55 на телеканале "Россия К" – документальный фильм "Гия Канчели. Маэстро тишины".

Документальный фильм "Гия Канчели. Маэстро тишины" (10 августа, 19:55) позволяет взглянуть на жизнь  и творчество композитора совершенно по-другому, увидеть то, что ранее оставалось за кадром. Мы знаем Канчели как композитора, написавшего музыку более чем к 50 художественным фильмам, многие песни из которых стали шлягерами. То, что он написал семь симфоний и камерную музыку, исполняемую по всему миру самыми известными дирижерами и оркестрами, знает относительно небольшой круг меломанов. О творчестве Канчели в документальном фильме рассказывают: Георгий Данелия, Роберт Стуруа, Нато Метонидзе. Использованы видео- и фотоматериалы из личного архива композитора.

Гия Канчели написал музыку к фильмам Георгия Данелии "Мимино", "Не горюй!", "Кин-дза-дза". "За всю свою жизнь я встретил двух представителей искусства, имена которых точно войдут в историю, – говорит Данелия. – Один раз это был Станиславский, которого я увидел во МХАТе еще маленьким, а второй – Канчели. Правда, его красивую музыку я делаю чуть менее красивой, однако более подходящей для персонажей. Но когда я попадаю на его симфонии и слушаю эту связь с космосом, где есть и прожитая жизнь, и любовь, и печаль, мне каждый раз становится стыдно, что я так его мучаю своими придирками. Но проходит время, он опять сидит рядом и все повторяется. Я забываю о том, что он гений, живой классик, и заставляю его портить свою прекрасную музыку".

Канчели и театр – это, прежде всего, постановки Роберта Стуруа. Вместе они сделали более 40 спектаклей. Режиссер убежден, что талант Канчели предназначен для театра, а его гипнотическая музыка создает на сцене магию. "Несмотря на то, что я никогда не сидел в тюрьме, когда я работаю с Данелия, у меня такое чувство, что я нахожусь в заключении, – рассказывает Гия Канчели. – А когда работаю со Стуруа, то пребываю в роскошном санатории. Это абсолютно разные требования. И при этом уровень музыкальности у них один".

Музыку Канчели узнаешь с первых тактов, всегда с легкой грустью. От нее, хоть на секунду, но перехватывает дыхание – настолько индивидуально его музыкальное мышление. "Мое творческое счастье связано с этой музыкой. Я думаю, что это подарок свыше, что мне пришлось петь его музыку для кино и театра. Это музыка вселенной, но музыка грузинская, очень глубокая. Эта музыка приносит людям большое счастье", – уверена певица Нато Метонидзе.

Канчели – молчаливый философ, он словно знает о нашем мире что-то важное, но говорит об этом только с помощью музыки. "Я считаю, что музыку нужно только чувствовать. Как только кто-то старается ее понять, начинаются проблемы. Это не проза и не поэзия. Это абсолютно абстрактное явление. Только чувствовать, рассуждать об этом невозможно".

Главный судья творчества Гии Канчели – это он сам. "Я всегда критически отношусь к своей музыке. Я чувствую какую-то неловкость. Именно неловкость, чувство стыда я не испытывал никогда. Наверное, потому что каждую симфонию я писал от двух лет. В меру своих возможностей хотел добиться совершенства музыкальной формы и музыкальной драматургии. Самое сложное – это чтобы не было ничего лишнего, умение оставить только то, что действительно нужно".

Композитора больше всего трогает тишина – та, что бывает, когда оркестр завершил свою игру, дирижер опустил палочку, а публика еще не аплодирует. И чем дольше эта тишина – тем полнее счастье Канчели. Иногда он даже просит дирижеров не опускать руки в паузах между частями, чтобы не дать возможность слушателям нарушить тишину. "Для меня имеет значение только одно – какая тишина в зале. С годами я научился различать тишину. Она бывает разная. Когда бывает та тишина, которую я называю звенящей, тогда остальное меня мало интересует. Такая тишина связана с редким явлением, когда нити, которые тянутся через дирижера со сцены в концертный зал и обратно, возникают и становятся ощутимы, хотя их не существует на самом деле. В тишине рождается звук".

Ему было 56 лет, когда он уехал в Берлин, а оттуда по приглашению Королевского филармонического оркестра Фландрии в Антверпен (Бельгия), который напоминает ему родной Тбилиси, оставшийся в его сердце навсегда, как и все те, кто был ему дорог. В Европе он не был модным авангардным композитором, не был гоним, его профессиональное прошлое не имело для европейцев никакого значения. Многое пришлось начинать с нуля. Практически все получилось, хотя сам Канчели считает, что ему просто повезло: "Меня играют очень часто во многих странах. Но у меня никогда не было иллюзий, что так будет всегда. Я не знаю, что будет через полвека. Вот если и тогда будут появляться исполнители, дирижеры, солисты, у которых будет желание сыграть мою музыку, значит жизнь, прожитая мною, и те труды, которые я вкладываю в свою работу, были не напрасны".

Пресс-служба телеканала "Россия К"