21.03.2011 | 11:39

"Мертвые души" в современном сценическом воплощении

Состоялось возвращение «Мертвых душ» на сцену Мариинского театра. Только что в Петербурге завершился премьерный спектакль оперы Родиона Щедрина, которая первый раз увидела свет этой рампы в 1978 году. В последние годы в афише Мариинского театра было немало сочинений Щедрина – опера «Очарованный странник», балеты «Анна Каренина», «Конек-Горбунок», «Кармен-сюита». И вот «Мертвые души», как говорят музыковеды - «последняя великая опера XX века» вернулась в Мариинку. В репортаже из Петербурга – первые впечатления. Рассказывают «Новости культуры».

В афише Мариинки - оперы и балеты Родиона Щедрина. Это уже классика ХХ века. Но эти «Мертвые души» не похожи на те, что были здесь тридцать лет назад. Но публику авангардом не испугать. Интерес этим только подогревается.

Эта история мертвых душ, такая актуальная сегодня, переживает второе рождение. Здесь вся постперестроечная Россия. Все тоже бездорожье, тот же Чичиков, та же алчность и деньге, где покупается и продается все – даже души.

Главное здесь дорога. Весит эта конструкция почти две тонны. Огромные колеса, то ли телеги, то ли джипа – перепашут все российское бездорожье.

На экране видео – российская провинция. Постановочная группа проехала по следам Чичикова из Москвы в Херсон. Оказалось, со времен Гоголя здесь мало что изменилось. Поэтому Василий Бархатов сделал спектакль о том, кто и как делает в России бизнес.

«Это история России. Любого умного, в первую очередь, экономически умного человека признают психом. Он не такой как все разгильдяй, хочет чего-то сделать, где-то нажиться, значит – псих», - говорит режиссер Валерий Бархатов.

Сам Щедрин считает – по «Мертвым душам» можно прогнозировать историю нашей страны. И удивляется, как ему удалось такое слово перевести в оперный язык.

«Одна из самых великих книг, вообще написанных на русском языке, - это «Мертвые души» Гоголя. Это, по существу, наша художественная Библия. И если национальный характер, ментальность существуют в природе – а я верю, что они существуют, то никто не постарался так тщательно, так безжалостно и вместе с тем любовно проанализировать, кто мы такие», - говорит композитор.

Гоголевских персонажей не узнать. По замыслу режиссера Чичиков первый российский олигарх, сумевший обвести и оставить в дураках алчных бизнесменов средней руки. Партия оказалась травматичной. Двое коллег Сергея Романова сошли с дистанции с переломом рук и ног. Манилов обзавелся пасекой. Мертвых душ продает, не снимая защитной сетки. Но сложности с музыкальной партитурой не стало меньше.

«Сложная актерская игра, - говорит солист театра Александр Тимченко. - И музыка тоже сложная. Масса оттенков, масса интонаций, то есть здесь о каком-то бельканто речи не идет».

У Коробочки швейная мастерская с гастарбайтерами. Обшивает всю округу. Ноздрев прожигает жизнь – он игрок и любит выпить. Такое не только спеть – сыграть надо.

«Больше игровая опера, - говорит солист оперной труппы Сергей Семишкур. – По мнению Родиона Щедрина, основная сила этой оперы заключается в слове, не в музыке, не в сценографии, а именно в слове».

Светлана Волкова на сцене больше тридцати лет. Мужскую партию поет впервые. Она – Плюшкин. Как петь это ей советовали дирижер, композитор, режиссер.

«Для меня это ужасно трудно, потому что не хочется петь красиво. Нужно, чтобы было ощущение, что поет старик», - говорит Светлана Вокова.

Вместо скрипок камерный хор. Характеру главных персонажей соответствует музыкальный инструмент. Валерий Гергиев, тридцать лет назад, работал над «Мертвыми душами». И теперь переживает второе рождение спектакля. 

«Я очень рад, что у меня есть шанс в прямом контакте с композитором, живущим сейчас, осуществлять и записи и живые исполнения лучших произведений эпохи пост-Шостаковича», - говорит Валерий Гергиев.

Спектакль авангардный, но это все про Россию, которая, кажется, мало изменилась со времен Гоголя, но стала другой за последние десятилетия.

Читайте также
«Мертвые души» возвращаются в Мариинский театр>>>