15.07.2015 | 10:40

Ихсан Рустем: "Я трогал ноги самой знаменитой балерины мира!" ("Вечерняя Казань")

Ихсан Рустем, британский хореограф турецкого происхождения, приехал в Казань в творческую командировку по заданию телеканала «Культура». В театре им. Мусы Джалиля он должен поставить оригинальный номер для солистов нашей балетной труппы - японских танцовщиков Кои Окавы и Мидори Тэрада. В конце июля они будут представлять Казань в конкурсном телепроекте «Большой балет». Вместе с ними в нем примут участие пары из ведущих музыкальных театров России - Большого, Мариинского, Михайловского, Пермского, Красноярского.

Ихсан Рустем впервые в России. На интервью с корреспондентом «Вечерней Казани» он согласился мгновенно. Нелишним будет уточнить, что оно бы не состоялось без помощи переводчицы Елены Остроумовой.

- Я точно знаю про вас только то, что вы начинали карьеру танцовщика в знаменитой труппе Мэтью Боурна Adventures in Motion Pictures. Даже далекие от балета люди слышали о его эпатажном «Лебедином озере» - на музыку Чайковского, но с лебедями-мужчинами в панталонах из перьев. Вы танцевали в этом спектакле?

- Мэтью пригласил меня в свою труппу, когда мне было 17 лет. Помню, я пришел на кастинг вместе с другими желающими, которых было не меньше тысячи. Он выбрал меня из толпы, предложил контракт, я был очень счастлив! Да, он предлагал мне танцевать в его «Лебедином...». Но дебют сорвался по каким-то причинам, потом еще какая-то накладка произошла... Сейчас я думаю, что я бы не смог хорошо влиться в этот спектакль, так что это даже хорошо, что я так и не танцевал «Лебединое...» Боурна. Я танцевал в его спектакле The Car Man («Автомобильщик») - это тоже знаменитый и довольно эпатажный балет, в котором жгучая цыганка Кармен превращается в автомеханика...

- Где вы получили хореографическое образование?

- В городе, где родился и вырос, - в Лондоне. Я учился в Rambert School - это школа при национальной компании современного танца «Рамбер», которую в 1926 году основала великая балерина и хореограф Мари Рамбер. Танцевать я начал довольно поздно - в 11 лет. Нет-нет, не балет - сначала это были обычные «дискотечные» танцы. У меня неплохо получалось! До этого я учился играть на скрипке и увлеченно занимался каратэ (у меня черный пояс). Мое тело было сильным, а слух и чувство ритма - хорошими. В свое время это приятно поразило Ричарда Гласстона - моего учителя танцев, моего главного педагога. До того, как прийти в Rambert School, он преподавал в Лондоне в Королевской школе балета...

- Как танцовщик вы уже не работаете?

- Простился с карьерой танцовщика год назад. Это была очень, очень удачная карьера: я работал в танцевальных компаниях Лондона, Германии, Нидерландов, Швейцарии. Сотрудничал с такими выдающимися хореографами современности, как Йржи Килиан, Матс Экк, Уильям Форсайт, Ханс ван Манен, Пол Лайтфут, Соль Леон... В театральных конкурсах и лабораториях в качестве хореографа я стал участвовать с 2010 года. Мне нравится сочинять танцы. Сейчас я активно сотрудничаю с Northwest Dance Project в США, есть у меня и другие проекты - с танцевальными компаниями Германии, Швейцарии, Турции... Я - свободный художник.

- А живете по-прежнему в Лондоне?

- Нет, в Цюрихе. Сейчас мне так удобнее.

- Кто вас вдохновляет на сочинение танцев? У вас есть муза?

- Меня вдохновляет музыка. А муза... Не музой, а богиней танца я считаю Сильви Гиллем. Это фантастически прекрасная танцовщица, лучшая во Вселенной! Она изумительно сложена, у нее потрясающая техника. И актриса она потрясающая. Знаете, мне довелось танцевать с ней вместе в Лондоне «Болеро» Мориса Бежара. Вы ведь знаете этот номер? Солистка танцует на огромном круглом столе, вокруг стола - танцовщики-мужчины. Я никогда не забуду, как однажды в финале «Болеро», когда нам надо было положить руки на стол, я осмелился и дотронулся до божественной щиколотки Сильви. Я счастлив, я трогал ноги самой знаменитой балерины мира! (Смеется.)

- Как она отреагировала?

- Мое прикосновение длилось не больше секунды. Она сделала вид, что ничего не заметила.

- А кто ваш любимый хореограф?

- Йржи Килиан. Он гений. Его хореография прекрасна и понятна всем. Для меня особенно ценно, что мы с ним знакомы, что мы общаемся. Я бесконечно им восхищаюсь с самого детства. Но в детстве я и предположить не мог, что когда-нибудь смогу с ним запросто поболтать.

- Какое впечатление произвели на вас наши танцовщики - Мидори Тэрада и Коя Окава?

- Я поражен их профессиональным уровнем. У обоих великолепная техника, оба мастерски владеют своим телом. Это даже хорошо, что они никогда не танцевали современную хореографию и со мной постигают ее впервые: мне очень нравится работать с «чистым материалом». А еще мне нравится, что они безропотно выполняют абсолютно все мои требования. Это, видимо, свойственно японцам: быть старательными, трудолюбивыми и не жаловаться.

- Что вы на них ставите?

- Довольно сложный номер на музыку Шопена в обработке Олафура Арнальдса, который я назвал «Воспоминания». Он не абсолютно новый: на прошлой неделе я ставил его в Дрездене, его танцевали шесть танцовщиков - три пары. Для Мидори и Кои я ставлю вариант этого сочинения в формате «для двоих».

- Как вы попали в проект «Большой балет»?

- Куратору этого проекта - танцовщице и хореографу Ане Абалихиной - рассказал обо мне наш общий друг из Словении. И она связалась со мной, это было шесть недель назад. Я подумал, что это будет очень интересно - поехать в Россию и поработать с классическими танцовщиками. Я люблю все новое и необычное.

- По Казани успели прогуляться?

- Один раз уже прогулялся. Ходил в Кремль и был совершенно поражен от мечетью Кул Шариф. Она такая огромная, такая красивая. Я ее сфотографировал с разных ракурсов и сразу же отослал фотографии друзьям. Они все в восхищении!

Вечерняя Казань
http://www.evening-kazan.ru/articles/ya-trogal-nogi-samoy-znamenitoy-baleriny-mira.html