22.03.2011 | 19:58

Зерцало вкуса в сезон перемен

«Зерцало вкуса в сезон перемен» - так поэтично называется выставка, которая открылась сегодня в музее Востока. Авторы экспозиции проводят ее в поддержку народа Японии. Экспозиция посвящена истории японской фотографии периода Мейдзи - именно так обозначено время конца XIX - начала XX века, когда Страна Восходящего Солнца после почти двухсотлетней изоляции открыла свои двери для иностранцев. Рассказывают «Новости культуры».

 

 

Самураи, гейши, монахи, хозяйки чайных домов, акробаты, актеры – вся эта наглядная социология представлена в виде раскрашенных фотографий, так похожих на московские карт посталь начала двадцатого века с такими же типами – дворник, разносчик, цирюльник. Обыденность, и необычность этой обыденности, возведенной в искусство с помощью фотоаппарата – открытие японцев, живших в период Мейдзи, на скрещении веков.

«Это несколько десятилетий, когда Япония стала открытой буквально для всего мира, в Японию потянулись иностранцы, в том числе фотографы, они и научили умелых, тонко чувствующих японцев искусству фотографии», - говорит Татьяна Метакса, первый заместитель генерального директора Музея Востока.

Среди учителей – итальянцы Феликс Беато и Адольфо Фарсари, австриец Раймун фон Штилльфрид-Ратениц. Среди учеников - Томамуро Кодзабуро, Огава Козумаса, Сузуки Синьити. При кажущейся простоте сюжета и исполнения – по-восточному сложные загадки. Пожарный возле хризантем не просто так, скорее всего, в трауре по погибшему товарищу – ведь хризантема в японской традиции – цветок, который приносят только на похороны. А вот – вечеринка начала двадцатого века: в ней принимают участие только девушки – мужской и женский мир на фотографиях целомудренно не пересекается, даже если фотограф пытается воссоздать дом, где живут гейши. Для придания цвета этим отпечаткам специально приглашали художников, которые расписывали шелк и фарфор – тут уж все оттенки розового, красного, синего и зеленого – со временем, кажется, они становятся только лучше. И интерес к ним сейчас не меньше, чем в эпоху Мейдзи, ведь этот мир для человека Запада – до сих пор остается тайной.

Фантастика быта, будней, людей – я видел это и не понимал, не мог понять – признается писатель Борис Пильняк, посетивший Японию в начале двадцатого века. С той поры ничего не изменилось – лица и костюмы все те же – и кажется, все та же эпоха перемен.