20.07.2015 | 15:00

Исполняется 100 лет со дня рождения художника Ореста Верейского

Издания с иллюстрациями любят не все –  многие считают, что художник не оставляет читателю места для воображения. Работы Ореста Верейского как раз из этого ряда, но спорить не приходится – трудно представить, что персонажи Шолохова, Фадеева, Паустовского могли выглядеть иначе. Сегодня исполняется 100 лет со дня рождения мастера книжной графики. 

Есть литературные герои, которые в иллюстрациях обрели настолько зримо-конкретный образ, что представить их иначе уже невозможно: бравый солдат Швейк, дядя Степа или, к примеру, Василий Теркин. Портрет этого русского бойца родился в результате дружбы писателя Александра Твардовского и художника Ореста Верейского. Они познакомились на фронте в 1942 году. Именно в годы Великой Отечественной войны талант Ореста Верейского обрёл истинную силу. Его карандашные рисунки с натуры были настолько хроникальны, что их даже называли «снайперскими иллюстрациями».

«Мы как-то с ним сидели на кухне, и он начал вспоминать о войне. Он говорил, что художник всегда должен оставаться художником, даже когда у тебя нет в руках ни блокнота, ни карандашей. Сидишь в окопе, и ничего нет, и начинаешь рисовать спичкой на коленке. То есть он всегда был художником», – вспоминает ректор Московского художественного института имени В. Сурикова, народный художник России Анатолий Любавин.

После войны Верейский продолжил иллюстрировать отечественные и зарубежные книги: «Разгром» Фадеева, «Анну Каренину» Толстого, «По ком звонит колокол?» Хемингуэя. В начале 1950-х годов по приглашению Шолохова Орест Верейский отправился в село Вешенское. Там художник знакомился с историей казаков, чтобы приступить к работе над «Тихим Доном».

«У него была своеобразная душа. Его душа сквозила и определяла его творчество. Он работал не как технарь, профессионал, он работал не от души, а своей душой», – рассказывает народный художник России Алексей Шмаринов.

Орик – так звали Верейского близкие. Он отличался невероятной скромностью и обладал даром притягивать людей. Его дом в Красной Пахре всегда был полон друзей – артистов, поэтов, художников, ученых. Всем он каждый год дарил самодельные открытки. С изображением петуха и цифрой 1993 – его последняя. Орест Верейский часто сетовал: «Как много видишь на своем веку, удивляешься, стараешься запомнить, и как мало успеваешь это выразить в искусстве».

К 100-летию со дня рождения Ореста Верейского смотрите сегодня на нашем канале в 17:05 документальный фильм «Пока помнят и любят».

Новости культуры