24.03.2011 | 13:09

Общественный совет решил судьбу нового здания театра "Геликон-опера"

Строить ли новое здание театра «Геликон-опера» в охраняемой федеральным законом зоне? 23 марта этот вопрос решался на Общественном совете по проблемам формирования градостроительного и архитектурно-художественного облика столицы. Напомним, проект реконструкции усадьбы «Глебовых-Стрешневых-Шаховских» под новую сцену «Геликон-оперы» вызвал острую реакцию защитников старой Москвы. Это сыграло свою роль - и в октябре 2010-го года власти приостановили часть работ по реставрации и реконструкции комплекса зданий, принадлежащих театру на Большой Никитской улице. Но сегодня проект окончательно утвержден, несмотря на критику ряда экспертов. Рассказывают «Новости культуры».

 

Замороженная стройка на центральной улице Москвы - текущее состояние усадьбы «Глебовых-Стрешневых-Шаховских» и одновременно состояние проекта реконструкции «Геликон-оперы». Тут всем плохо: и театру, и наследию, и правительству города, уже вложившему в стройку значительные суммы.

«Страшнее нет ситуации, когда добро столкнулось с добром», - считает главный архитектор Москвы Александр Кузьмин. Так он смотрит на конфликт защитников наследия и защитников «Геликон-оперы». На стороне одних - общественные организации: «Архнадзор», ВООПИК и Общественная палата. На стороне других - театральное лобби: всенародно узнаваемые лица и звезды мировой оперы, подписавшие открытое письмо московскому правительству.

«Мне кажется неверным противопоставлять «Геликон» и защитников памятников. В данном случае труппа «Геликона» оказалась заложником неверно принятых решений изначально», - таково мнение архитектора и историка архитектуры Натальи Душкиной.

Так случилось, что начиная с 90-го года, театр «Геликон-опера» располагался в здании исторической усадьбы. Театру 21 год, усадьбе - сотни. Театру надо развиваться, усадьбе сохраняться. Решения строить и развивать театр в границах усадьбы сегодня кажется спорным даже Владимиру Ресину.

«Откровенно говоря, если бы сейчас мы принимали это решение, мы бы старались найти другое место. Но оно принято и всеми подписано и согласовано», - признается заместитель мэра города Москвы Владимир Ресин. Однако, согласование еще не закон, - говорят защитники наследия. На всех стадиях проекта реконструкции «Геликон-оперы» - усадьба Глебовых-Стешневых-Шаховских была памятником федеральной охраны. И на всех стадиях наблюдались манипуляции охранным статусом усадьбы. В результате то, что в проекте архитектора Бокова тактично назвалось «зоной приспособления», на деле стало зоной сноса памятников.

«Вот эти все увертки, которые были сделаны в свое время, сделали ситуацию не вполне чистоплотной», - убежден Александр Кузьмин. Настолько нечистоплотной, что этим заинтересовалась прокуратура. «На основании чего был произведен снос части памятника федерального значения совершенно неизвестно, потому что в уголовном кодексе за это предусмотрена статья 243», - напоминает координатор «Архнадзора» Константин Михайлов.

Дмитрий Бертман взволнован: его дело жизни театр - вот уже долгое время без достойной площадки. Но у него есть мнение не только о развитии театра, но и о развитии города. «Это живой город, я не хочу жить в мумиях Древнего Египта, тем более речь идет не о шедевре архитектуры», - отмечает художественный руководитель «Геликон-Оперы» Дмитрий Бертман.

«Шедевр не шедевр, а памятник», - настаивают защитники. Нельзя сказать, что и о театре они совсем не думают. «Мы предложили в качестве компромисса, напомним, продолжение малой сцены с приспособлением главного дома и вынос большой сцены на свободный участок», - говорит координатор движения «Архнадзор» Рустам Рахматуллин.

Но архитекторы проекта против. «Это значит, что дальше можно будет опрокинуть любой проект. Это значит, что дальше можно будет опрокинуть любой проект, архцензура», - уверен автор архитектурного проекта Андрей Боков. И градостроительный совет архитектора Бокова поддержал.

Дмитрий Бертман празднует победу, но не вполне. «Я буду рад, когда откроется занавес этого театра», - объясняет Дмитрий Бертман. Защитники наследия разочарованы.

«Если сделать исключение из закона для одного замечательного театра, то на следующий день к московским властям придет другой замечательный театр и спросит: "Чем я хуже" Закон либо есть, либо его нет» - считает координатор движения «Архнадзор» Константин Михайлов.

Если говорить о законе, то решение приостановить реконструкцию в октябре 2010 года принимал не Общественный совет по градостроительству, а правительство Москвы. Его решение пока неизвестно.