13.07.2015 | 20:07

В Италии открыты бюсты Бориса Пастернака и его переводчика

В итальянском городе Мессине открыты бюсты Бориса Пастернака и его итальянского переводчика Пьетро Цветеремича. Роман «Доктор Живаго» впервые был издан на итальянском и в 1958 году стал в Италии настоящим событием. На Нобелевскую премию роман был номинирован именно в этом переводе. По сути, публикация романа за рубежом стоила Пастернаку жизни. А он, предчувствуя трагический итог, писал издателям: «Не надо задерживать выпуска книг из-за того, какие это может иметь последствия для меня. Я писал роман для того, чтобы он был издан и прочитан, и это остаётся единственным моим желанием».

Бюсты двум интеллигентам, искренне любящим Россию, установленные на сицилийской земле, будто призывают окунуться в историю. О том, как роман Пастернака открыл глаза прокоммунистической итальянской интеллигенции на новую Россию. И это было возможно с помощью Пьетро Цветеремича. Именно в его переводе роман «Доктор Живаго» был впервые опубликован в мире. Даже раньше, чем на русском.

Два памятника в нескольких метрах друг от друга – на территории университета города Мессины. Сицилийцы с особым интересом относятся ко всему русскому. Они до сих пор признательны русским морякам, которые спасали жителей Мессины от последствий землетрясения 1908 года. И на этот раз увековечить в бронзе двух литераторов предложила итальянская сторона.

«Очень важно, что мы обратились в сторону культуры, литературы. Потому что язык культуры, язык искусства – это язык, который воспринимается всеми и лежит поверх политических барьеров», – отметила вице-президент фонда Андрея Первозванного Наталья Якунина.

Пастернак и Цветеремич – лицом к факультету литературы и философии, где есть кафедра русского языка. И фонд Пьетро Цветеремича. Его хранитель Эрнесто Модика показывает уникальные документы. В них – история первого издания «Доктора Живаго» после весны 1956-го, когда Пастернаку отказали в публикации романа в СССР. И летом через итальянского журналиста Сержо Дианджело он передал его копию издателю Джанджакомо Фельтринелли. Среди сохранившихся свидетельств – переписка с издателем и переводчиком и унизительная телеграмма от Союза писателей с требованием приостановить итальянское издание, которую под давлением советских властей Пастернак вынужден был подписать. 

«Издатель обратился к Пьетро Цветеремичу с предложением о переводе и Цветеремич должен был перевести роман очень быстро. Были сроки, обусловленные договором. На работу у него было всего несколько месяцев – а это тяжело для такого романа. Его перевод считается книгой, которая открыла Пастернака миру. Уже после этого Пастернак вышел по-русски, на множестве языков мира и началась история "Доктора Живаго" в мире», – рассказала заместитель главного редактора журнала «Знамя» Наталья Иванова.

О Пьетро Цветеремиче в России почти неизвестно. Однако он страстно любил русскую культуру, переводил Чехова, Достоевского, Куприна, Толстого, вёл переписку с Эренбургом, Пильняком, Солженицыным. Участвовал в судьбе Галича, Высоцкого и Окуджавы. И преподавал в Мессинском университете, где теперь преподают его студенты.

«Когда я поступил в университет, своим первым иностранным взял английский. Но случайно попал на пару лекций профессора Цветеремича – и передумал, первым иностранным стал русский, – признался ученик Пьетро Цветеремича, преподаватель Мессинского университета Джузеппе Йанелло. – Профессор давал широчайший обзор русской культуры вообще: истории, культурологи, традиций».

Скорее всего, Пастернак и Цветеремич не были лично знакомы, только по переписке. Но оказались тесно связаны своим гуманитарным вкладом в мировую историю и литературу.

Новости культуры