29.03.2011 | 11:30

Театральные легенды Петербурга XIX века

В постоянной экспозиции Санкт-Петербургского государственного музея театрального и музыкального искусства открылся новый раздел. «Театральные легенды Петербурга XIX века» - это артистические имена, с которыми неразрывно связана история становления русского театра. Подлинные костюмы, реквизит, макеты декораций, программки премьерных спектаклей, объединенные в интерактивной экспозиции, создают образ того времени, когда Петербург завоевывал титул одной из театральных столиц Европы. Рассказывают «Новости культуры».

 

 

Герои нынешней выставки - те, кто выходили на подмостки императорских театров в Петербурге. Итальянка Мария Тальони - воплощение романтической танцовщицы, повлиявшая на становление балетного искусства. Платье Сильфиды - реконструкция, а туфелька-пуант - настоящая. Здесь же и русские легенды - прима Александринки Варвара Асенкова, которая умерла от чахотки в 24 года. Любимый трагик Николая Первого - Василий Каратыгин – на выставке можно увидеть колет, в котором он играл Гамлета. «Очень крупный был - высокий, сильный», - рассказывает куратор выставки Розы Садыхова.

Экспозиция весьма необычна. Акварели и программки прикреплены к стендам, которые можно выдвигать. Они сделаны по образцам настоящих кулис 200-летней давности. В минитеатре можно менять декорации. Это не конкретные спектакли, скорее, популярные сцены - романтический лес с сильфидами, кораблекрушение. А чудище, которое можно здесь увидеть, воссоздано по эскизу Андреаса Роллера, знаменитого театрального техника XIX века. Это ему принадлежит фраза «Ноги Тальони у меня в руках» - балерина парила на сцене благодаря искусным придумкам Роллера.

Здесь – и макет, который сделал Виктор Григорьев к историческим чертежам. Здесь видно, как действовала вся театральная машинерия – вXVIII, XIX и начале XX века. Как действовали кулисы, как действовали приводы, которые сейчас подняли это чудище. А приводили их под сценой с помощью лебедки.

Посетитель должен погрузиться в атмосферу театра той эпохи. Здесь есть и реконструированная ложа Александринского императорского театра, можно менять подсветку всего этого великолепия - как в театре. Падуги расписаны по технологии XIX века.

«Расписывается это темперой, как бы воссоздается некая динамика света. То есть - и с той стороны подсвечивается – создается образ, и с этой стороны. Она как бы дышащая», - объясняет художник Андрей Пазгалев.

Девятнадцатый век стал невероятно важным в становлении отечественного театра. На русской сцене являются легендарные спектакли. Горе от ума не поставили бы без хлопот Каратыгина, мечтавшего играть Чацкого. Пьесу «Ревизор» неожиданно полюбил Николай Первый. Спектакль приобрел такой же вес, как опера «Жизнь за царя», которой открывались все сезоны.

Вторая половина XIX века - триумф национального театра с операми Глинки, Чайковского, Бородина. Это темное царство, описанное Александром Островским. В этой части экспозиции тоже сплошь раритеты - например, костюмы Константина Варламова и Марии Савиной.