30.03.2011 | 11:12

Образец барочной оперы в эталонной трактовке

Великая музыка о великой любви – или «Ариодант». Сегодня в зале имени Чайковского состоится первое в России исполнение одной из лучших опер Георга-Фридриха Генделя. Композитор писал «Ариоданта» на свой любимый сюжет из поэмы о «Неистовом Роланде», и сам поставил оперу на сцене театра Ковент-Гарден в 1735 году. Правда, премьера провалилась – лондонская публика той эпохи оперный жанр воспринимала как знак «итальянской экспансии». Что не умалило прижизненной славы композитора – а посмертную сделало еще ярче. «Вы можете презирать что угодно, но перед Генделем вы бессильны», - говорил Бернард Шоу. В Москве, где барочные оперы ставятся крайне редко, концертную версию «Ариоданта» представит интернациональная команда «специалистов» мирового класса – и камерный оркестр «Мusica Viva». Рассказывают «Новости культуры».

 

 

Они все из Европы, команда певцов, которым предстоит знакомить Москву с Генделевским «Ариодантом».Осмотр достопримечательностей столицы отложен на неопределенное время. Репетиции поглотили артистов полностью. Для кого-то этот «Ариодант» – первый в жизни, кто-то сталкивался с этой историей раньше. Анн Халленберг – меццо-сопрано из Швеции уже в четвертый раз будет петь заглавную партию – рыцаря Ариоданта. Анн – признанная специалистка по «брючным ролям». Но даже у нее с Ариодантом – сложные отношения.

«Эта партия была написана специально для знаменитого в то время в Англии кастрата Карестини, - рассказывает Анн Халленберг. – Он, очевидно, был исключительным кастратом, просто монстром. Фразы здесь в два раза длиннее, чем обычно, и легкие раздуваются как у слона. Когда чувствуешь, как легкие наполняются воздухом до предела, остается только надеяться на лучшее».

Под чутким, эмоциональным, задорным руководством дирижера Кристофера Мулдса певческая команда распевается, привыкает друг к другу и к залу. Мулдс любит шутить – с артистами, и не только.

«У зала потрясающая акустика. Сейчас, когда он пустой, здесь немного большой резонанс. Но когда люди придут, да еще парочку шуб принесут от холода - будет просто супер», - говорит дирижер.

В минуты ожидания своей части репетиции знаменитая сопрано Дебора Йорк из Великобритании вяжет свитер. Успокаивается, настраивается. Ведь именно ее героиня – служанка Далинда – источник всех проблем в истории Ариоданта.

Влюбленный в Долинду Полинессо – автор интриги, которая чуть было не привела к трагедии влюбленных принцессу Гиневру и рыцаря Ариоданта. Исполнитель этой партии – испанец Хавьер Сабата.

«Я всегда мечтал играть на сцене плохого парня. Это так сексуально! Ты можешь делать все, что не позволительно в жизни. Любые краски хороши!», - говорит Сабата.

У Сабата – редкий контртенор. Ему часто достаются партии кастратов. Но – не у Генделя.

«Я был бы счастлив петь Ариоданта. Некоторые арии у меня получаются. Но для всей роли мне потребуется несколько лет. Пока не хватает диапозона», - говорит Сабата.

Розмари Джошуа в родной Великобритании называют генделевской певицей. Одна из прелестей барочной музыки для нее – в возможности импровизировать. В рамках стиля, конечно.

«Никогда заранее не знаю, как именно буду петь - зависит о того, как я себя чувствую и от настроения тоже, - говорит Джошуа - Вот, например, мелодия очень простая. Но спеть ее я могу и по-другому. Это дает свободу исполнителю. Так устроена барочная музыка. Так что дирижера всегда ждут сюрпризы. Может, и на премьере сделаю ему парочку, чтобы держал ушки на макушке».
«Мы с певцами перебрасываемся сюрпризами - я им, они мне. Надеюсь, результат будет хорошим», - говорит дирижер.
Сюрпризы, кстати, ждут не только дирижера и публику. Костюмы для концертного «Ариоданта» каждый из участников программы подбирал сам. На премьере они впервые увидят и оценят выбор друг друга. На гармонию костюмной части остается только надеяться.
Еще одна интрига премьеры Ариоданта в Москве – реакция публики. Звездам мировой оперы видится как минимум одно общее свойство барочной оперы Генделя и русских: а именно – страстный темперамент.