01.04.2011 | 19:42

В афише Театра на Малой Бронной появились "Бесы"

В афише Театра на Малой Бронной появились «Бесы». Сложное, многофигурное произведение Достоевского крайне трудно перенести на театральную сцену, поэтому за основу спектакля постановщики взяли главу «Ночь», в которой Ставрогин, главный герой романа, встречается с разными персонажами. Отсюда и подзаголовок – «Сцены из жизни Николая Ставрогина». История грешника, живущего в страхе перед смертью и неизбежным возмездием, выстроена в классических традициях русского психологического театра. Рассказывают «Новости культуры».

Сцены из жизни Николая Ставрогина – это, конечно, не весь роман Достоевского, но основу Сергей Голомазов все же сохранил. Атмосферу, в которой нет места морали. Безудержная алчность и бес сидит почти в каждом человеке, а потому эта история актуальна во все времена. 

«На мой взгляд, выросло довольно агрессивное поколение алчных потребностей. Такое поколение, которое готово поклоняться каким угодно богам ради безграничной власти, ради удовольствия», – говорит художественный руководитель московского драматического театра на Малой Бронной Сергей Голомазов.

Четыре года непрерывной работы – этот спектакль ставили специально для выпускников мастерской Сергея Голомазова. Все они в этом сезоне вошли в состав труппы. Молодые актеры признаются, что не просто играют. В каждом из них уже давно живет Достоевский, и мысли о чистоте душевной мучают.

«Очень хотелось бы в себе изжить, скажем, сладострастие чревоугодие», – признается актер Артемий Николаев.

Актеры, кажется, даже внешне похожи на своих героев. Роль Беса сыграл Дмитрий Сердюк. «Я не думаю, что в этом есть что-то для души плохое. Тема нашего спектакля: не сотвори себе кумира. Одна из заповедей», – заверяет он.

Как известно, герои Бесов заповеди не соблюдают и заканчивают плохо. Намек на печальный конец можно проследить уже в начале действия. Табуретка – казалось бы, вполне функциональный предмет. Именно из табуреток на сцене строят арки, церкви, мосты. А еще в них заложена идея. Страшная, почти безысходная. 

«Страшные вещи сейчас буду говорить. Человек, когда вешается, встает на табуретку. С одной стороны. С другой – это такой маленький модуль. Вот, у Малевича модуль – черный квадрат, у нас это табуретка. Такой бытовой модуль», – объясняет художник-постановщик спектакля Вера Никольская. 

Впрочем, у каждого предмета здесь особая роль. Смыслы заложены в каждой детали: в монологах, в движениях, в музыке, в атмосфере настоящего психологического театра, который заставляет зрителя задуматься.