04.06.2015 | 10:16

Джеймс Тьере задает философские вопросы в "Красном табаке"

Клоун и акробат, актёр и музыкант, танцовщик и поэт, внук легендарного Чарли Чаплина Джеймс Тьере в третий раз стал гостем Чеховского фестиваля. На сцене Театра имени Моссовета он представляет хореографическую драму "Красный табак" - историю непростых взаимоотношений человека с миром и с собственным отражением в зеркале. Эксперты отмечают, что в спектакле есть что-то от "Улисса", "Короля Лира" и зазеркалья Кэрролла, а простые зрители ищут ответ только на вопрос о том, как Тьере это делает. 

Первой ролью Джеймса Тьере, четырех лет от роду, был чемодан на ножках в цирковом шоу его родителей. С тех пор Джеймс обучался в "Пикколо театро ди Милано", Гарвардской театральной школе, в Парижской национальной консерватории драматического искусства. Говорит, кроме сцены, другого мира не знает, она для него – это храм.

"Красный табак" – пятый в списке работ "Компании майского жука" и отличный от предыдущих. В спектакле по традиции – драма, танец, цирк и пантомима, но в этот раз пространство сцены сумеречно – декорации, костюмы, свет. Этот мир создан пожилым философом, который населил его странными гуттаперчевыми созданиями. Эти создания то служат хозяину, то бунтуют против него.

"Сначала у меня была идея спектакля о творческом человеке – творце, но я подумал, публике вряд ли будут интересны подробности его терзаний, - рассказывает режиссер и актер Джеймс Тьере. - Так что история свелась к размышлениям о власти и отношениях создателя со своими созданиями. О том, как творец старается сделать что-то хорошее, но получается не всегда однозначно. И тогда нужно все исправлять. Мой герой создал свой мир, но мир вышел из-под контроля. Это причиняет ему страдания, и ему предстоит найти решение, чтобы освободить себя и тех, кого создал".

Каждый свой спектакль Тьере готовит примерно год, из которого три месяца – чистых репетиций. Визуальная выразительность должна сочетаться с безупречной точностью движений и с незаурядной инженерной мыслью. Диковинные машины и зеркала – полноценные участники спектакля.

"Я, как мой персонаж - маньяк, очень сильно контролирую какие-то вещи. Мы всё конструируем сами, все пробуем, как дети, играем с игрушками, - говорит Тьере. - Это не космический корабль, не компьютер, а очень простая механика, но очень хрупкая. Она может нас поранить, как и мы ее. Магия во все это приходит просто: если не разучился чувствовать прелесть простых вещей, смеяться вместе с детьми, радоваться их вопросам, которые ставят в тупик,  тогда потенциал идей огромный".

Следующий спектакль Джеймс обещает более жизнерадостным – посвященным отношениям сестер и братьев. Философские вопросы о творце и его творениях для себя Тьере сумел разрешить.

Новости культуры

Все материалы темы о 12-м Международном театральном фестивале имени Чехова>>