01.06.2015 | 15:49

Дом Александра Солженицына в Кисловодске обрел новую жизнь

«Я, действительно, родился в Кисловодске и невольно люблю его за это», - так писал Александр Солженицын о своей малой родине. Домик на скале, особняк в живописной ребровой балке – стародачном районе Кисловодска, обрел новую жизнь. Четыре года – с 20-го по 24-й, прожила здесь семья Солженицыных, а теперь открылся первый в России музей знаменитого писателя и мыслителя. Подлинных вещей, имеющих отношение к писателю и его семье, в особняке не сохранилось. Упор сделали на мультимедийность площадки. Вся концепция полностью выверена и одобрена вдовой писателя - Наталией Солженицыной.

Наталия Солженицына впервые зачитывает еще не опубликованные детские воспоминания писателя. О доме, о людях, о железной дороге. «Наш город Кисловодск - конец рельсов и конец всякого света. За Кисловодском нет ничего, одни горы. И куда же дальше паровозу? Он со своими большими красными колесами отцепляется от вагонов, всходит на круг, а круг поворачивается медленно».

«Красное колесо» - роман о Первой мировой, революции - в музейной экспозиции. 10 томов. Детские фотографии Александра Исаевича, его родных, школьные тетради, табели. А потом - двойные витрины. Вот так решили рассказать о резких поворотах в судьбе писателя.

«Александр Исаевич сам писал, что его жизнь, на протяжении многих лет, носила как бы такой двойственный, потаенный характер. Эта двусмысленность была характерна и для жизни страны в целом. С одной стороны, ударники первых пятилеток, герои Советского Союза, летчики. А с другой стороны, лагеря, тюрьмы», - объясняет директор Государственного литературного музея Дмитрий Бак.

И у Солженицына так. Ордена Отечественной войны и Красной Звезды, а в сорок пятом - лагеря. Признание как писателя в шестьдесят втором, после публикации «Одного дня Ивана Денисовича». Нобелевская премия, «Архипелаг ГУЛАГ», в семьдесят четвертом - изгнание. И спустя два десятилетия - возвращение на Родину.

И снова в кисловодской филармонии звучит слово Солженицына. На исторической сцене народный артист России Александр Филиппенко читает пронзительные миниатюры Солженицына – «Крохотки». «Вот, пожалуй, та воля, та единственная, но самая дорогая воля, которой лишает нас тюрьма: дышать так, дышать здесь». Камерный оркестр исполняет «Прелюдии» Шостаковича.

Музей Солженицына в Кисловодске – первый, но не последний. В Москве, в Рязани, даже в американском Вермонте, возможно, скоро откроются экспозиции. А ведь при жизни Александр Исаевич не позволял даже думать об этом. «Он всегда говорил, что это непристойно - при жизни человека произносить слово "музей". "Какой может быть музей, я живой... мой музей - это мои книги", - говорил он всегда», - вспоминает президент Русского общественного фонда А.И. Солженицына Наталия Солженицына.

И книги его постоянно переиздаются. Он нужен своей стране, в национальное возрождение которой так верил. «Он писал, что если духовные силы нации иссякнут, то никакое наилучшее экономическое устройство не спасет ее от смерти», - говорит председатель комитета Государственной думы РФ по культуры, народный артист России Станислав Говорухин.

Художник с обостренным чувством справедливости, он писал о людях в тяжелых ситуациях и сам пережил немало. Но мысленно всегда возвращался в Кисловодск. Ведь «расположение тех комнат и домов, где живешь в детстве, врезается в память как одна из основ мирового бытия», - считал Александр Исаевич Солженицын.

Новости культуры