06.04.2011 | 10:08

В Литературном музее – выставка работ Бориса Жутовского

Человек-оркестр Борис Жутовский. Официальную биографию ему начал творить еще Никита Хрущев. В 62-м, в Манеже, молодой Жутовский пытался объяснить главе государства смысл нового искусства. Художник и мультипликатор совсем другого поколения - Тэнно-Пент Соостер. Родился в семье знаменитого мастера Юло Соостера. Минувшим вечером, в залах Государственного Литературного музея, открылись две выставки: Жутовского - «Славные словом» и Соостера – «Тэнно Art-20». Оказалось, что двух, таких разных по возрасту и манере, мастеров многое объединяет. Рассказывают «Новости культуры».

 

«Вы родились для того, чтобы я написал ваш портрет». После коронной фразы Бориса Жутовского еще никто не отказывался позировать. Игорь Губерман – один из героев пантеона времени, как называет серию портретов своих современников сам Борис Жутовский. Эти портреты он создает 40 лет, с начала 70-х. В его мастерской за это время побывали лучшие люди страны: Юрий Рост, Булат Окуджава, Григорий Горин, Кир Булычев, Андрей Сахаров.

«Для меня интересен ландшафт лица. Поэтому я очень редко рисую женщин. Они все хотят быть молодыми, красивыми. А мне очень интересны буераки жизни», - говорит Борис Жутовский.

Здесь есть и таланты, и жертвы, и слуги, и убийцы – но только те, которых он знал лично, рассказывает художник. Но есть и те, кого здесь… нет. Одних нарисовать не захотел, других испугался, третьих просто не успел. «Например, Володя Высоцкий. Начали рисовать, потом заговорились. А потом решили отложить на следующий день. А потом…», - вспоминает Борис Жутовский.

Эстонский художник Юло Соостер – один из тех, кого Жутовский нарисовать не успел. Зато его сын Тэнно-Пент Соостер теперь благодарит Жутовского за совместные вторники. В 60-е так называли посиделки, которые проходили по вторникам в одном из богемных московских кафе. Герои этой выставки были их завсегдатаями. Как художник, рассказывает Тэнно, он родился именно там, на этих полуподпольных «вторниках».

«Отец всегда показывал свои картины, а я между ногами, значит, ползал у этих художников и слушал все эти разговоры и все время гадал над словосочетанием "и так далее". Потому как для меня оно выстроилось в одно слово… так было интересно, и вдруг какое-то "итакдалее". Кто это такая "итакдалие"?», - рассказывает Борис Жутовский.

Сегодня Тэнно живет в Израиле, работает художником-мультипликатором, а в свободное время рисует насекомых, чье изображение наглядно демонстрирует: или съешь ты, или съедят тебя. Бориса Жутовского, после разгромной выставки в Манеже в 62-м, в которой, кстати, принимал участие и Юло Соостер, съесть не смогли. Он никогда не считал себя инакомыслящим и всегда занимался искусством не для зрителя, а для себя. Даже когда по просьбе известной столичной газеты согласился выступить как художник на громком судебном процессе. Теперь его участники - тоже в пантеоне времени Бориса Жутовского.