06.04.2011 | 19:30

Самоцветные сокровища России в Кремле

Уникальная экспозиция, к торжественному открытию которой готовятся в выставочном зале Успенской звонницы представляет не только шедевры придворного ювелира, но и работы его современников – мастеров Алексея Денисова-Уральского и Авенира Сумина. Здесь есть и экспонаты из музейных коллекций Урала и Сибири, каменная анималистика и украшения. Для широкой публики выставка в Кремле откроется завтра, а первыми произведения ювелирного искусства увидели журналисты. Рассказывают «Новости культуры».

Рядом с фантазийными веточками Фаберже – пресс-папье работы уральских мастеров с малиной, черникой, смородиной из самоцветов. Удовлетворить страсть императрицы к камню были призваны три завода: Петергофский, Екатеринбургский и Алтайский. Произведения уральских мастеров украшали дворцы Петербурга и пригородов. От гигантской пятиметровой Колывановской вазы до камерных предметов на будуарном столике императрицы.

«Зная, что царица так любит самоцветы, мастера Екатеринбургской фабрики сделали для нее по заказу Тобольского губернатора Кашкина удивительный грот "Фонтан", который состоит из яшм Урала. Для их поиска были специально образованы поисковые партии, которые изыскивали на Урале разные яшмы из великолепного нерчинского аквамарина, самородной меди и золотоносного кварца», – рассказывает куратор выставки Татьяна Мунтян.

Глиптикой – искусством резьбы по драгоценному камню – активно интересовался Карл Фаберже. Экспериментировал даже с грубыми породами вроде шокшинского кварцита – делал из них спичечницы. А подобрав оттенки серой яшмы, сумел создать поликаменную скульптурку солдата. Великий Фаберже ориентировался не только на творения высококлассных фабричных мастеров, но и на работы уральских кустарей.

«Фаберже апеллировал к обеим ветвям этой традиции. Он впитал в себя все традиции великих эпох Екатерины, Александры, первой половины XIX века и работал в разных стилях – в ренессансном, неоклассическом, в стиле второе рококо, но одновременно он использовал традиции уральских кустарей», – отмечает заместитель генерального директора Музеев Московского Кремля Зельфира Трегулова.

Долгое время в моде была каменная анималистика. Подарить попугайчика, собачку, мушку считалось изящным и ненавязчивым. Фаберже и Картье конкурировали на этом рынке. 

Одна из сенсаций выставки – коллекция «Воюющие державы». Ее считали плодом фантазии Ивана Ефремова – автор описал каменные сатирические скульптуры в романе «Лезвие бритвы». И лишь недавно обнаружилось, что скульптуры союзников и противников России в Первой мировой сохранились в Перми.

«Для чего они предназначались, сказать трудно. Документов по этому поводу не сохранилось. Был ли это заказ? Не исключено, что это могло быть инициативой самого автора, который предполагал это преподнести в дар государству или императорскому дому. Но поскольку грянула революция, этим планам не удалось осуществиться. И эта серия почти целиком – пропала фигура России – сохранилась», – продолжает Зельфира Трегулова.

Из ценного радонита царю делали запонки, а в советское время – оформляли станцию метро Маяковская. До революции еще водились в Отечестве цельные куски малахита, а теперь залежи этого камня исчерпаны. Уже почти никто не слышал о лабрадорите, открытом в XVIII веке. А тончайшей работы часы – единственный в мире предмет, сделанный из породы, называемой «гриот».

Читайте также:
Самоцветные сокровища России. Шедевры Фаберже - на выставке в Кремле