12.05.2015 | 12:50

"Лаборатория Лавровских" показала "ХореоДраму"

«Лаборатория Лавровских» – это сын и его знаменитый отец Михаил Лавровский, народный артист СССР, в прошлом звезда Большого театра. Сын – Леонид Лавровский-Гарсиа – хореограф и драматический режиссёр, отдавая, конечно, приоритет опыту и мудрости, не стал тенью своего знаменитого отца, хотя объявил себя скромно ассистентом. На Малой сцене Музыкального театра Станиславского и Немировича-Данченко «Лаборатория Лавровских» показала «ХореоДраму», спектакль, в котором сочетаются два очень разных произведения – пьеса Артура Шницлера «Любовный хоровод» и шекспировский «Ричард Третий».

Леониду Лавровскому-Гарсиа, названному в честь своего знаменитого деда, хореографа и худрука балета двух главных театров Советского Союза – Кировского и Большого, досталась не только звездная фамилия, но и его уверенность.

«Любовный хоровод» Артура Шницлера из десяти новелл, разыграли студенты РАТИ, мастерской Михаила Лавровского. Они же сделали и хореографию. Под пристальным взглядом Смерти актрисы, поэты, нимфетки, графы проходят путь жертв и палачей, жаждущих наслаждений и сладострастия. Финал у всех один.

«У нас нет никакого моралите, – комментирует режиссер-постановщик Леонид Лавровский-Гарсиа, – Шницлер – это абсолютная комедия, мы хохмим, у нас гротесковая Смерть, гротесковые исполнители, мы хотим повеселить зрителя, рассказать ему истории, но…»

«Но» – определяющее концепт спектакля, слоган которого – «Жажда власти, жажда плоти», приводящий к разрушению и смерти в «Ричарде Третьем». Михаил Лавровский начинал постановку со студентами лет двадцать назад. Приверженец драмбалета шестидесятых, хореограф сделал синтез пластики и слова.

«Эмоции передаются пластикой – любовь, ненависть, порыв, борьба – да, это пластика. А когда вы идете глубже, в душу, в нутро человека углубляетесь, то мне кажется, без текста – интересно поданного, конечно, отдельными блоками какими-то – без этого нельзя», – отметил хореограф-постановщик, народный артист СССР Михаил Лавровский.

Хореограф сам на сцене. Играет, по сути, самого себя. Да и Ричард у него не сразу король – танцовщик в балетном классе. Перевоплощение в злодея происходит практически у станка.

«Я, находясь на репетиции, превращаюсь в Ричарда Третьего. Ломаюсь, ломаюсь, ломаюсь – потом идёт сзади текст, я говорю: «Маргарита!» – она бросает в меня платок, и он оказывается у меня во рту. Я медленно начинаю его доставать, как будто из той эпохи в наше время какой-то посыл», – рассказал актёр Алан Кокаев.

Алан Кокаев, выпускник Лавровского, третий год в Школе драматического искусства. Не только актер – режиссер-хореограф, но даже ему соединить пластику и слово непросто.

Лаборатория Лавровских экспериментирует. Пробуя на вкус новые формы, не боясь ошибок, без которых невозможны открытия.

Новости культуры