12.05.2015 | 15:43

В Театре имени Пушкина - премьера спектакля "Тартюф"

Сегодня вечером на сцену Театра Пушкина выйдет знаменитый интриган, лицемер и обманщик Тартюф. Пьесу Мольера поставила приглашенный режиссёр Бриджит Жак-Важман. Дату выхода постановки рассчитали с точностью до дня: 12 мая 1664 года публика впервые увидела «Тартюфа» на празднике в Версале. Тогда спектакль вызвал бурю негодования, со временем страсти поутихли, а доработанная пьеса вошла в репертуар ведущих мировых театров.

Знаток французской классики – режиссер Бриджит Жак-Важман - уверена, разговор о том, как разрушительна слепая религиозность, актуален во многих странах.

«Довольно давно, с начала XX века, Франция официально является светским государством. За это, собственно, и боролся Мольер. Религия должна быть отделена от политики. Это, никоим, образом не умаляет ее. Просто вера - дело личное. Интимное», - утверждает режиссер Бриджит Жак-Важман (Франция).

Бриджит констатирует - у французского и русского театра - немало различий. Очень удивляется, когда актеры спрашивают - что их персонаж ел на завтрак, какая у него предыстория. А еще русские привыкли искать оправдания для своих героев. Тартюф – не исключение.

«Конечно, я попытался как-то самостоятельно оправдывать его. Чтобы он был не только отрицательным, но и положительным. Он умеет по-настоящему любить. Он испытал чистые, по-настоящему серьезные чувства, из-за чего вся его авантюра провалилась», - говорит актер Театра имени Пушкина Владимир Жеребцов.

Добрый, состоятельный семьянин открывается мошеннику, который спекулирует духовными истинами. Природа этой искренней привязанности – ключевой нерв пьесы.

«Мы очень хотели, чтобы эти люди были живыми, чтобы это не выглядело архаичной историей. Можно было, конечно, сделать и костюмный спектакль, и играть то время, но зачем. Когда история, на мой взгляд, очень современная и очень актуальна», - отмечает актер Театра имени Пушкина Андрей Заводюк.

В 2009-м Жак-Важман поставила «Тартюфа» на театральном фестивале под открытым небом. Декорацией был настоящий замок. В свой замок сценограф Лариса Ломакина вложила постмодернистские коды.

«Замок у нас перестал быть замком. Он - всего лишь занавеска. Мы никак это не скрываем. Это подчеркивает, что понятие нашего дома очень хрупкое. Его легко не то чтобы поколебать, его легко сорвать, как любую завесу. Точно так же, как и все слова являются всего лишь завесой», - отмечает сценограф Лариса Ломакина.

В этой постановке главная точка внимания – текст Мольера. Бездушные лжецы, продажные витии... «Приспособили меч веры для разбоя, с молитвою вершат преступные дела, и стало в их руках добро орудьем зла». 

Новости культуры

Читайте также:

Сегодня на "Худсовете". 12 мая 2015 года