11.04.2011 | 11:11

Этапы большого "звездного" пути

На предприятии, созданном в 1952-м фактически на пустом месте, уже через год полным ходом вели самостоятельные космические разработки. Скафандры, катапультные кресла, спускаемые капсулы – без этих изобретений космоса было не покорить. Рассказывают «Новости культуры».

 

 

В музее завода «Звезда», ветераны производства - испытатели Борис Васильевич Михайлов и Герман Сергеевич Лебедев, вспоминают, с чего для них начиналась космическая эра.

«Хрущев произнес коронную фразу, которую пересказывают уже много раз. «Эх, хорошо бы к сорокалетию Октября, запустить в космос, что-нибудь живое», - вспоминает заслуженный испытатель космической техники ОАО «НПП Звезда» Борис Михайлов.

Для первого эксперимента выбрали собак. Для них и начали разрабатывать специальные кабины, внутри которых, в лежачем положении животное могло провести в космосе несколько дней.

Благодаря этим инновационным разработкам легендарные Белка и Стрелка вернулись на Землю живыми. Успех конструкторов не успели отметить, как поступил новый заказ. Теперь в космос собирались оправить человека. Началась работа над скафандром, который специалисты называли – « кабина в кабине». Но все-таки это костюм, хоть и космический. Как его сшить? - тогда не знал никто. Четырехслойное обмундирование перекраивали несколько раз.

«Ведь все скафандры шьются точно по человеку. Было около трех примерок, ну как в нормальном ателье. Гагарин о своем скафандре узнал, когда его голенького привели на примерку», - рассказывает Борис Михайлов.

Скафандр сохранял жизнь космонавта в полете, но безопасное возвращение на Землю не гарантировал. По расчетам, спускаемый модуль, падал на землю со скоростью девять метров в секунду. Такой удар для человека смертелен. Но ученые «Звезды» и здесь нашли верное решение – кресло с космонавтом должно катапультироваться из капсулы в верхних слоях атмосферы. Испытания проводили на манекенах. Кукол, которых в шутку назвали «Иван Иванычами», сделали настолько похожими на людей, что из-за этого весь космический проект чуть не оказался под угрозой срыва.

«Когда на полигоне перед запуском первого манекена 9 марта пришел Королев и сказал, ребята все хорошо, но не пойдет. Потому что, если манекен приземлится вне территории СССР, западная пресса поднимет шум, что советский союз убил очередного космонавта.
Мы предложили заклеить лицо манекена пластырем и написать на лице слово макет, Королев посмотрел и одобрил», - рассказывает главный специалист ОАО «НПП Звезда» Герман Лебедев.

Итог четырехлетних испытаний – модуль, который состоял из оболочки, катапультируемого кресла и скафандра. Все автоматизировано, без единого электронного устройства, компьютеров тогда просто не было. Первая примерка скафандра и всего оборудования в лаборатории стала событием. Посмотреть, как готовят Гагарина к полету, собрался весь кабинет министров. Герман Сергеевич Лебедев тогда выполнял одно из самых ответственных заданий – он одевал Гагарина.

«Никаких замечаний у Юры не было, помню я еще спросил, не жмет ли, - вспоминает Лебедев. – Я в этот момент попросил у Юры автограф. Юра, смущено улыбаясь, расписался. И кто-то увидел, что Юра дает автографы, и все бросились к нему, в основном с удостоверениями, с паспортами. И, в общем, ему пришлось долго расписываться».

Это уже потом была знаменитая фраза «Поехали», сто восемь минут на орбите и удачное приземление. После возвращения на Землю Гагарин посетил завод, в благодарность всем, кто помог ему стать первым космонавтом планеты. Ведь именно здесь, на этой «Звезде», и начался его путь к звездам.

Все материалы темы: "Полувековой юбилей первого полета человека в космос">>>