27.04.2015 | 13:29

Livre d’artiste – вотчина гениев

В честь открытия «перекрестного года» русского языка и литературы в Испании и испанского языка и литературы в России 27 апреля в ГМИИ имени А. С. Пушкина будет представлена выставка «Книга художника. Графика Жоана Миро к поэме Рафаэля Альберти, Антони Тапиеса к стихам Иосифа Бродского». О жанре livre d’artiste рассказывает Борис Фридман, предоставивший для выставки экспонаты из собственного собрания.

Название жанра livre d’artiste обычно переводят на русский язык как «книга художника», точно с точки зрения дословной интерпретации, но абсолютно неверно по смыслу. «Это слово нельзя переводить на русский язык! – считает Борис Фридман. – Мы же не говорим «впечатленизм», а употребляем термин «импрессионизм» и спокойно с этим живем. Поэтому правильнее было бы называть это направление в искусстве «ливредартизмом». Надеюсь, что когда-нибудь так и произойдет».

Жанр livre d’artiste зародился в самом начале XX века с легкой руки крупнейшего французского торговца произведениями искусства Амбруаза Воллара. Преследуя чисто коммерческие интересы, он начал вкладывать в книги листы с печатной графикой «своих» художников. При этом надо понимать, что он работал только с лучшими живописцами эпохи, такими мастерами, как Пикассо, Роден, Брак, Боннар и другие. Его начинание было подхвачено и самими художниками, и издателями. Так появилось абсолютно самостоятельное направление в искусстве XX века. «В этом жанре работали все! – уверяет Борис Фридман. – Вы не назовете ни одного художника, скульптора, архитектора первого и второго ряда, кто бы не делал издания такого рода. Они увидели здесь возможность творческого общения, им было интересно создавать что-то вместе. И это ни в коей мере не были коммерческие издания. Любому из них было бы гораздо проще за пару дней написать один холст, стоимость которого была бы выше, чем у десяти таких книг. Но ими двигал интерес».

Так что же такое livre d’artiste? Существует несколько формальных признаков, по которым можно отличить эти издания. Они всегда выпускались минимальным тиражом – буквально сто-двести экземпляров, что сразу же делало их привлекательными для коллекционеров. Для каждого издания тщательно отбирались лучшие сорта и фактуры бумаги, оригинальные шрифты. Нередко художники воспроизводили рукописные тексты, а также ставили автографы авторов. Использовались различные техники печати – офорт, литография, сухая игла и другие; иногда они дополнялись тиснением и коллажами. Листы, как правило, без всякого переплета помещались в специальные коробки или футляры. В результате такая книга становилась совершенно уникальным произведением искусства, художественным объектом особого рода. В качестве примера можно рассмотреть несколько интересных образцов livre d’artistе.

«Испанский художник-минималист Антони Тапиес совместно с Иосифом Бродским создал замечательное издание «Римских элегий». Поэт вручную переписал для него весь текст произведения, который затем был отпечатан литографским способом. Тапиес сопроводил стихи серией абстрактных литографий, которые выполнил оригинальным способом: нанес краску на камень пальцами. На некоторых из них художник попытался сымитировать рукописные русские слова. Конечно, это фантазийные строки, но, тем не менее, они вторят в этом издании тексту Бродского. Книга, дополненная диском с записью, на которой автор читает свои «Римские элегии» на двух языках, была издана в Испании. Кстати, малоизвестный у нас Антони Тапиес, очень популярен на родине – в Барселоне существуют лишь три музея, полностью посвященных художникам – Пикассо, Миро и Тапиесу», – рассказал собиратель на своей лекции, прошедшей недавно в испанском институте Сервантеса в Москве.

«Еще один раритет – «Гротескный куртизан» с иллюстрациями Жоана Миро. Выдающийся издатель Илья Зданевич, подаривший нам немало уникальных работ в жанре livre d’artistе, уговаривал художника обратиться к этому произведению в течение 20 лет. В 1974 году они, наконец, выпустили совершенно феноменальную книгу с текстом XVII века в переводе Зданевича. Издатель, будучи уже очень болен, лично осуществил набор по своей собственной оригинальной методике, так как придавал шрифтам исключительное значение. Для обложки он использовал пергамент – тончайшую телячью кожу, на которую был нанесен цветной офорт, что само по себе уже большая редкость.

В 1975 году выходит еще одно уникальное издание в жанре livre d’artistе с абстракциями Жоана Миро. На этот раз его сумел увлечь испанский поэт и драматург Рафаэль Альберти, задумавший написать поэму. В результате их двухлетнего общения родилась книга «Диковины с вариациями: акростихи в саду Миро». Как известно, в акростихах начальные буквы строк образуют слова, поэтому особое значение в этом издании также имеет шрифт, решенный в авангардном стиле. Среди 22 больших цветных литографий, 7 из которых – двойного размера, как в саду, разбросаны стихи Альберти. Для коробки Миро разработал отдельную цветную литографию, что вообще делалось крайне редко.

Именно такие издания можно назвать настоящими образцами жанра livre d’artistе, так как они являлись плодами совместного творчества писателей, художников, издателей, печатников, дизайнеров, и вклад каждого из этих мастеров был крайне значим».

Ирина Будовнич
tvkultura.ru