13.04.2011 | 11:23

Наследие художника Павла Челищева возвращается на Родину

В галерее «Наши художники» открылась выставка Павла Челищева. Этого живописца называют «первым русским сюрреалистом», сравнивают то с Модильяни, то с Пикассо и Дали. Но русский эмигрант, покинувший родину в 1918-м, вместе с деникинской армией, не пытался подражать именитым западным современникам. И в Париже, где мастер работал для дягилевской труппы, и в США, где он достиг мировой славы, Челищев писал собственное «время и пространство». Эта выставка его работ – на родине художника всего вторая по счету. Рассказывают «Новости культуры».

 

 

Это сейчас собирать картины Павла Челищева престижно. В середине 50-х имя русского эмигранта было почти не известно. А между тем он оформлял балеты дягилевской труппы, выставлялся вместе с Пикассо и принцип «мистической перспективы» вывел раньше, чем Дали.

В экспозиции представлены все этапы творчества Челищива: от раннего кубического и экспериментального французского до неонового американского. Наталья Курникова заболела Челищевым 10 лет назад. Делает вторую выставку. Половина работ из ее коллекции. В экспозиции много портретов. Это Серж Лифарь – танцовщик труппы Дягилева, для которой Челищев оформил балет «Ода». Особенно много портретов Чарльза Форда – близкого друга Челищева, открывшего художнику Америку. Сам Челищев был избирателен и сам решал, как и кого писать. Известен факт, когда он отказал знаменитой кинодиве Грете Гарбо, сказав, что ее лицо известно также как Статуя Свободы. Зато написал много портретов русской эмигрантки Натальи Палей.

«Внешность ее была, скажем так, особенной. Именно особенность привлекала Павла в моделях, - рассказывает куратор выставки Наталья Курникова. - Как он говорил, в Наталье Палей его привлекала какая-то особенная птичья красота. И от писал ее многократно, давая ей в руки мандолину, окружая лимонами, бабочками…»

Его изобретательность не знала границ. Эти «Дети-листья» - предтеча знаменитых «Пряток», главных конкурентов «Герники» Пикассо. В Америке перед ней часами простаивали и взрослые, и дети, разглядывая на картине искусно запрятанных в листья детей. На портрете «Руфь Форд» Челищев зашифровал любовное послание поклонника актрисы, заказавшего этот портрет, но боявшегося афишировать свою страсть.

«Будучи человеком оригинальным и ироничным, он изобразил, что его друг не может найти контакт с моделью и объясняется с нею практически на языке глухонемых, - говорит Курникова. – Знаки справа и слева от героини портрета – это буквы ее имени».

Художник намного опередил свое время. Он экспериментировал с перспективой, ракурсами, добавлял в краски песок и кофе, от кипящего винного цвета переходил к прозрачному. Этот эскиз «Феноменов» – картины, которую нелегально привезла в конце 50-х в Москву труппа Баланчина, когда отправилась на гастроли в Советский Союз. Сейчас эта картина - в Третьяковской галерее. А эти работы позволяющие увидеть человека глазами Челищева сразу с нескольких сторон в 50-ые были революцией. Многие искусствоведы проводят параллели между творчеством Челищева и Набокова.

«Оба преодолели русские корни, и каждый из них смог вписаться в мировую культуру», - говорит Курникова.

Может быть, поэтому известный на Западе, но преданный забвению в России Павел Челищев триумфально возвращается на свою родину.