20.04.2015 | 12:02

Третьяковская галерея представила спецпроект Игоря Макаревича и Елены Елагиной

Третьяковская галерея на Крымском валу представляет спецпроект лидеров московской концептуальной школы – Игоря Макаревича и Елены Елагиной. Их объекты, установленные среди произведений живописи середины ХХ века, фокусируют внимание зрителя на двух явлениях: на диалоге искусств разных эпох и на музеефикации, которую «переживают» современные работы, оказавшись в чуждом для себя окружении.

Это необычный выставочный проект. Экспонаты размещены в залах постоянной экспозиции Третьяковской галереи на Крымском валу. Таким образом, искусство XXI века вступает в диалог с искусством XX-го, этот диалог и должны услышать посетители Третьяковки.

«Это достаточно распространённая практика, которой следуют очень многие классические музеи с такой безукоризненной искусствоведческой репутацией», – прокомментировала директор Третьяковской галереи Зельфира Трегулова.

Для Игоря Макаревича и Елены Елагиной это не первая подобная практика. В 2009-м в Венском музее истории искусства они уже проводили выставку своих работ в залах старых мастеров среди полотен Тициана и Рембрандта.

«Это художники, которые рассуждают об искусстве в целом как о чем-то высоком и прекрасном, и то, что они делают инсталляции, не означает, что их начинание менее классическое», – пояснила куратор выставки Елизавета Смирнова.

Залы в Третьяковской галерее выбирали сами художники. Масштабная инсталляция, состоящая из фрагментов прошлых их работ, расположена в зале, следующем после так называемого «советского идеологического». Эта инсталляция Макаревича и Елагиной об утопических идеях – арт-микс из нереализованных архитектурных проектов, идей «московского Сократа» Николая Фёдорова. Такие же горящие буквы однажды привиделись в ночном небе философу-футурологу, в них он увидел слово «рай» на латыни и воспринял это как знак, что он на верном пути.

«Два деревянных орла – это как раз орлы, которые олицетворяют понятие «Москва – Третий Рим», потому что после Константинополя Москва должна был быть третьим центром мироздания, вот этот орел и ключ от града или от рая, а с другой стороны это «золотой ключик» – инфантильный, популярный», – рассказали Игорь Макаревич и Елена Елагина.

В следующем зале галереи, где идеология – уже далеко не на первом плане, представлены инсталляции, в которых авторы рассуждают об искусстве в целом. В одной из витрин – «атрибуты искусства», которые на наших глазах из привычного инструмента художника превращаются в автономный музейный объект. Другая инсталляция рассказывает о мучениях, в том числе физических, которые переживают мастера перед тем, как создать шедевр.

«Как сказал Томас Манн, мир души – это мир болезни, и из этого болезненного состояния рождаются великие произведения искусства, как «Записки сумасшедшего» Гоголя и масса тому подобных примеров», – отметил Игорь Макаревич.

Обращаясь с искусством по принципу пушкинского Сальери – «музыку я разъял как труп» – то есть, по сути, препарируя искусство, Макаревич и Елагина, по мнению кураторов выставки, остаются в «пределах прекрасного».

Новости культуры