15.04.2015 | 13:30

Два вечера на сцене Театра имени Пушкина гостят "Три сестры"

На Российском национальном театральном фестивале «Золотая маска» продолжается парад спектаклей-претендентов на премию. Два вечера на сцене театра имени Пушкина гостят чеховские «Три сестры». Постановка Юрия Бутусова в петербургском театре имени Ленсовета претендует на признание в трёх категориях: спектакль большой формы, лучшая работа режиссёра, лучшая работа художника.

Занавес открыт – на сцене Ольга, Маша, Ирина и их будущая невестка Наташа (Анна Ковальчук) – смотрят в зал. И сразу кажется: сидят так уже лет сто и просидят еще 200-300, через которые все точно должно было бы измениться. В руках сестер – оружие – они защищаются и нападают одновременно. Нелепые вечные невесты – Ольга Муравицкая, Лаура Пицхелаури, Анна Алексахина – играют собирательный образ женственности – страдающей, надломленной, тоскующей о любви. С тех пор, как сто лет назад Чехов обрек их на провал, они стали намного жестче.

«Конечно, жестче, конечно. Сама природа женственности изменилась. И страшно подумать, куда это может завести через 200-300 лет. Вот такое размышление на тему женственности, на тему женской территории, в этом мире. Насколько это влияет на жизнь. И как влияет жизнь на женственность и на женское», - рассказывает актриса Анна Алексахина.

За спинами героинь – отчаянно переодеваются, прихорашиваются герои-мужчины, как будто стараются стать кем-то другим. И снова – уже лет 100 – без толку.

«Экстремального очень много. Во-первых, оказаться под гнетом Антона Палыча, во-вторых, под гнетом режиссерского таланта Юрия Бутусова, и тут, прежде всего, хотелось остаться самим собой в образе Вершинина, - объясняет актер Олег Андреев. - Там много меня самого, да. То есть подтягивался под Вершинина – под эту вершину тянулся я».

Сохраняя чеховскую последовательность сцен, Бутусов рушит причинно-следственную логику, отдельные фразы и целые монологи выводит из привычных смысловых контекстов.

Репетиции «Трех сестер» длились иногда целыми сутками. Актеры говорят: в бутусовский мир ныряли, как в 9-й вал. Спорили, не соглашались – вместе исследовали пространство пьесы. Азарт был в преодолении – в том числе, собственных иллюзий. Для Юрия Бутусова «Три сестры» - едва ли не самая страшная пьеса в мировой драматургии.

«В ней почти нет надежды. Ее очень трудно оттуда как-то вытащить. Все время кажется, что нет – все-таки, наверное, жизнь прекрасна, и люди не такие. А вдруг оказывается, что это нужно как-то сказать, и для того, чтобы это было правдой, надо это как-то ощутить. И, наверное, это довольно болезненно. И я и по актерам так могу сказать, и по себе. Это все время такое немножко: неужели это так? Такое есть чувство: неужели это так?» - размышляет режиссер Юрий Бутусов.

Меняется время и обстоятельства. Замкнутый круг чеховских героинь – все тот же. Впрочем, небольшой лучик надежды Бутусов сестрам все-таки дает, как и возможность спектаклю получить пару «Золотых масок» – за лучшую режиссуру и работу художника – Александра Шишкина.


Новости культуры

 

Все материалы темы>>>