15.04.2011 | 11:09

Кинорежиссер Роман Балаян сегодня отмечает 70-летие

Роман Балаян сегодня принимает поздравления с 70-летием. В интервью он часто называет себя «режиссером-любителем» - в отличие от коллег-«профессионалов», способных исполнить любой «социальный» или продюсерский заказ. Но гением режиссуры Балаян считает… писателя Габриэля Гарсиа Маркеса. И вслед за ним во главу угла ставит не поступки героев – а чувства. Рассказывают «Новости культуры».

 

 

В кино он вошел скромно и как будто без претензий на новый стиль. Три года не мог снять первый фильм – не на что было. Когда деньги все же появились – картину сделал, но понял, что перегорел. Вторая лента – и снова неудача. Теперь шутит: хорошо, что вовремя на помощь пришли Чехов и Тургенев.

«Меня постоянно просили вырезать то одно, то другое, я ничего не убирал, - рассказывает режиссер. – Это не в смысле, что я такой. Я никогда не был диссидентом. Я просто считал, что этим неприлично заниматься».

В конце 70-х о нем, наконец, заговорят – коллеги, зрители. Премьера «Бирюка» по Тургеневу пройдет ни где-нибудь – на Берлинале. А после – снова простой, пятилетний, для Балаяна как будто бесконечный, многое перевернувший в нем самом и в его кино. Без этой вынужденной передышки, может, и не было бы «Полетов во сне и наяву» – таких, кажется, невозможных в советском кино.

Режиссер, создающий настроение, ловец самых тонких, почти незаметных человеческих чувств. Балаян позволил себе полностью перекроить сценарий Мережко, вместо главной роли отдать Михалкову лишь маленький эпизод, этот ураган эмоций – Людмилу Гурченко – сделать такой кроткой и мечтательной. И до последнего дубля сомневаться: достойным ли будет это кино.

«Вот как только я придумал, что Янковский в стогу зарывается, я понял, что мы сняли приличную картину. Олег выбежал из стога, бегал, мы не могли его поймать, и кричал: Канны, Канны!!!», - рассказывает Балаян.

В Каннах за этими полетами наблюдать будут пристально, назовут «социальным исследованием», но оставят вне конкурса. Балаян продолжит создавать кино о своем герое. «Поцелуй», «Филер», совсем недавние «Райские птицы» - его упрекать будут: снимает один и тот же фильм. О тех, кто не идет по широкой дороге – всегда на обочине.

Это потерянное поколение он найдет и в XIX, и в XX веках. Эти скитания, этот бесконечный поиск себя самого. И невостребованность его героя, доходящая до физических страданий. Фильмы Балаяна как постоянная попытка найти и вернуть какое-то сладостное мгновение, которое, знаешь, все равно никогда не повторится.

«В нем есть какая-то внутренняя мелодия, какая-то песенка о жизни. И он снимает эту песенку, – говорит кинодраматург, писатель Рустам Ибрагимбеков. - Когда он начинает работать – это радость для всех, потому что он снимает так легко, так беззаботно, так никого не мучая».

Фильм, навеянный пушкинской строчкой, то ли документальный, то ли художественный. Атмосферу этой Болдинской осени передать можно было только так: заставить актеров забыть о сценарии и постоянно импровизировать. Под строгим контролем Романа Балаяна. Себя он называет «милым детским воспитателем», который все равно вынудит артиста делать только то, что режиссер захочет.

«Он мне, помню, в «Полетах», говорил: улыбайся! Я говорю: Ром, почему я должен улыбаться?! Улыбайся! Я не понимаю, почему я доложен улыбаться, ты можешь мне объяснить? А, надоел! Улыбайся! Вот вам и вся импровизация. Но понимаете, он всегда знает, что он хочет», - рассказывает Олег Меньшиков.

Желание дня сегодняшнего: снять то, что не давали в советское время. Знает: «доброжелатели» снова скажут – скучно, такое уже видели. Но все равно смотреть будут и узнавать без титров – такой лиричный с пронзительной, щемящей грустью стиль Романа Балаяна.
К юбилею Романа Балаяна смотрите сегодня в 19.45 на нашем канале программу из цикла «Острова», а по ее окончании – художественный фильм «Храни меня, мой талисман».
 

Читайте также: 

Роман Балаян: «У моих фильмов больше друзей, чем у меня лично»