08.04.2015 | 11:06

Постановка Начо Дуато "Белая тьма" - претендент на "Золотую маску" в 3 номинациях

Минувшим вечером сразу на двух столичных площадках шла борьба за «Золотую маску» в номинации «современный танец». Москвичи увидели искусство Пермского балета Евгения Панфилова и балеты Михайловского театра. Петербуржская труппа представила сразу три постановки в хореографии своего бывшего худрука Начо Дуато - спектакли «Без слов», «Дуэнде» и «Белая тьма». Последний – претендует на премию в трёх номинациях.

Испанец Начо Дуато, неожиданно мелькнувший на горизонте Михайловского театра, и год назад поменявший петербуржскую труппу на берлинскую, в этот вечер на «Золотой маске». «Белая тьма», последняя работа Дуато в Петербурге, – не оригинальная, он ставил ее еще в Испании, но актуальная и очень личная. Несколько лет назад, от передозировки наркотиков, ушла сестра хореографа.

«Хорошо, что мы думаем об этом, потому что проблема наркотиков присутствует в нашем обществе. У каждого из нас есть в жизни кто-то из родственников, друзей или знакомых, кто погружен в эту проблему, и пытается решить ее», - отметил хореограф Начо Дуато.

В контейнерах - больше пятидесяти килограммов соли и сахара. Скользкая сцена – главная опасность для танцовщиков, для которых «Белая тьма» – самый жесткий балет Дуато.

«Музыка плюс эта тема, она тяжелая, все это реквием по мечте, только на сцене», - объясняет премьер балетной труппы Михайловского театра Леонид Сарафанов.

Никогда еще в репертуаре Михайловского не было такой истории. Героиня Ирины Перрен за эти тридцать минут обретет и потеряет не только любовь – под угрозой окажется жизнь. Самым опасным станет любимый человек, из рук которого она получает сладкую смерть.

Танцовщики шли за хореографией. Дуато не рассказывал сюжет. Танец и музыка диктовали драматургию, в которой нет надежды на счастливый финал.

«Такие балеты нужны, зритель должен задуматься над этой темой, Начо тоже этого хотел, поэтому он и рассказал эту историю», - говорит прима-балерина Михайловского театра Ирина Перрен.

Марат Шемиунов поменял амплуа героя на наркодилера. Дыхание зла почувствовал на себе.

«Для меня эта роль - камень преткновения перед моей миссией - что такое добро и зло перед тем, что человек может выбрать, и куда может идти», - размышляет премьер балетной труппы Михайловского театра Марат Шемиунов.

Музыка Карла Дженкинса и танец Начо Дуато держат зал в напряжении. Героиня тонет в «Белой тьме», не оставляя надежды на счастливое завтра.

По накалу и ритму Дуато превзошел себя, ведь белая тьма прошла так близко.
 

Новости культуры

Все материалы темы>>>