18.04.2011 | 10:42

"Разбитый кувшин" Петера Штайна

Завершилась церемония награждения Европейской театральной премии и премии «Новая театральная реальность» «Фауст-фантазией», одним из двух спектаклей, которые привез в Петербург Петер Штайн. Другая постановка мэтра – нравоучительная комедия начала XIX века «Разбитый кувшин». Спектакль показали артисты театра «Берлинер Ансамбль», которым руководит Петер Штайн. В Германии их работа признана лучшим спектаклем прошлого года. Рассказывают «Новости культуры».

 

 

У этой курицы удивительно счастливая судьба. Этим вечером она выйдет на сцену в спектакле режиссера – легенды мирового театра. Петер Штайн единственное, что не привез в Петербург для своего «Разбитого кувшина» по Генриху фон Клейсту, так это пернатых актеров, которые должны создавать атмосферу голландской деревни. Их ангажировали на месте.

Все самое ценное Штайн привез свое, аутентичное. Настоящего Клауса Марию Брандауэра – культового актера театра и кино. Артистов знаменитого брехтовского Берлинер Ансамбля, где и был поставлен спектакль. Декорации и костюмы, напоминающие о полотнах голландских художников. И еще – философскую мысль о значении для себя нынешней премии.

«Мне не интересны награды. У этой премии – 60 тысяч евро. Вот они мне очень нужны. Особенно после постановки 12-часовых «Бесов» по Достоевскому, которых мне пришлось дофинансировать из своего кармана. Признание – это ничто. Как можно его измерить? Только воскликнуть – почему раньше не дали?» - говорит Петер Штайн

На репетиции перед премьерой в Петербурге сначала кажется – Штайн будет проходить с актерами сцену за сценой, он даже курицам готов объяснять, как им кудахтать.

Но первое впечатление обманчиво. Дело ограничивается комментариями к паре сцен и особом поручением Роману Канонику – недоверчивому жениху главной героини Евы. Роман – актер театра Берлинер Ансамбль, его предки родом из России. Для показа в Петербурге Штайн просит его несколько реплик подавать по-русски. Публика на такое всегда откликается.

«Он смотрит на технические какие-то вещи, функционируют они или нет, - говорит актер. – На гастролях, если мы где-то, по актерскому мастерству не начинает оттачивать. И это приятно. Он как бы доверяет. So leist es gut spielen».

Посмотреть на то, как Клаус Мария Брандауэр выйдет на сцену в роли судьи Адама, которому приходится судить самого себя, пожелал, кажется, весь Петербург. «Разбитый кувшин» - история о деревенском судье, который из-за глупости и любви к молоденьким девушкам терпит забавный и, как водится, нравоучительный, крах. Ведь это именно он пытался совратить невинную Еву и разбил кувшин, из-за которого и разгорелись страсти. Судья Адам в исполнении Брандауэра, несмотря на то, что это отрицательный, привлекает к себе все зрительские симпатии. Такова магия большого актера. Петер Штайн, вопреки сегодняшней театральной моде, продолжает ставить спектакли, в центре которых – актерский талант и индивидуальность.
«Мне очень легко работать с Петером. Он четко придерживается плана. В любой момент работы я на сто процентов знаю, что происходит, что мы делаем сейчас. Это не часто бывает в театре. Я очень это в нем ценю», - говорит Клаус Мария Брандауэр.

У Штайна и Брандауэра много общего. Они даже внешне схожи – Штайн шутит: многие называют их братьями. Примерно одного поколения – Брандауэр лишь на 7 лет моложе Штайна, оба воспитанники южно-немецкой театральной школы. Понимают и доверяют друг другу безгранично.

«Он огромная личность. Очень притягателен на сцене. У него талант произносить классические тексты так, что ты веришь, что это его родные слова, что это он их придумал. Это невероятно», - говорит Штайн.

Именно с Брандауэром связан единственный драматический проект, намеченный Штайном на ближайшее будущее – «Король Лир» в Берлине. Все другие относятся к опере. Штайн планирует ставить «Нос», «Макбета», «Записки из мертвого дома», «Дона Карлоса» «Волшебную флейту».

«Оперы лучше организованы. А театр больше не хочет меня. Я стар, и они меня ненавидят. Только Пайман в Берлинер Ансамбле и дал мне театр. Но ничего. Если у тебя много врагов, это делает тебе большую честь», - говорит Штайн.

В свободное от театра время Штайн живет фермерскими радостями в своем поместье в Италии. Делает оливковое масло – от тонны до двух в год, выращивает пшеницу, ячмень и подсолнухи. И хочет приехать в Петербург снова – летом или осенью. Не за наградами, а обычным туристом.