19.04.2011 | 11:07

Дирижерский карт-бланш Энрике Маццолы

Шуберт, еще раз Шуберт - и далее везде Шуберт. Так распорядился своим дирижерским карт-бланшем итальянец Энрике Маццола – известный специалист по музыке романтиков. С Национальным филармоническим оркестром он исполнил фантазию и две незаконченные симфонии композитора. Впрочем, оригинальное сочинение Шуберта среди этих трех названий – всего одно. Фантазию «Скиталец» переложил для фортепиано и оркестра Лист. А Десятую, недописанную, симфонию завершил уже в ХХ веке Лучано Берио. Рассказывают «Новости культуры»

 

В России Энрике Маццола не впервые. Дебютировал в эпатажном театре Геликон-опера, затем играл с элитарным Российским национальным, где приветствуется строгий вкус. То есть от итальянского маэстро можно ждать и качественного академизма и экстремальной смелости. На сцене он, разумеется, обходится без партитуры.

«Дирижирование наизусть дает колоссальную эмоциональную свободу, - говорит дирижер. – К тому же, дирижерский пульт – это определенный барьер между дирижером и оркестром. И замечательно убрать этот барьер».

Он легко убирает и барьеры, которые сам же создает слишком неординарными программами. Свой дирижерский карт-бланш с Национальным филармоническим Мацолла назвал «путешествие вокруг Шуберта». Путешествие от знаменитой 8-й Неоконченной симфонии до практически неизвестной недописанной 10-й.

«Десятую симфонию Шуберт только начал писать. Сохранились отдельные фрагменты разных частей. Там, где музыки не хватало, Лучано Берио, один из крупнейших итальянских композиторов, написал свою. В результате публика слышит то музыку Шуберта, то Берио», - говорит Маццола.

Ференц Лист, обратившись к фортепианной фантазии Шуберта «Скиталец», поступил с ней более традиционно. Добавил роялю виртуозных пассажей, а часть музыки передал оркестру. Зато остроты добавила интрига, частично скрытая от слушателей. Заболел пианист Александр Мельников, и ситуацию спасла Ася Корепанова, буквально за несколько дней выучив сложнейшее сочинение.

«У меня есть подробный опыт, случалось в жизни учить за трое суток 2-й концерт Прокофьева, фортепианный концерт Рахманинова, 4-й Бетховена. У меня есть представление, как это делать. Я с огромной радостью взялась за эту работу», - говорит пианистка Ася Корепанова.

Но об этом публика не знала. Ее впечатлило уже то, как легко хрупкая пианистка справляется с масштабной листовской фактурой.