01.04.2015 | 12:03

"Одноактные балеты Ханса ван Манена" представили на "Золотой маске"

На фестивале «Золотая маска» выступили новые претенденты на призы. Артисты петербургского Мариинского театра в особом представлении не нуждаются. Как, впрочем, и постановщик четырёх одноактных балетов, которые были показаны вчера. Ханс ван Манен – нидерландский и мировой классик хореографии. В России известен может и в меньшей степени, но премией «Бенуа де ла данс» «За жизнь в искусстве» отмечен. Наград у него много. На «Золотой маске» поставленные им балеты конкурируют в номинации «Балет/спектакль».

О балетах Ханса ван Манена Маринка мечтала давно. Год назад хореограф определил лично, что и кто будет танцевать: лаконичные, геометричные опусы, в которых каждое движение подчинено ритму. О невероятной музыкальности Ван Манена ходят легенды.

«Я считаю своими учителями Баланчина и Петипа. Хотя у меня свое собственное ощущение музыки. Где главное – не просто чувствовать и слышать, но еще и видеть музыку. Это мой рецепт», – рассказал хореограф.

Восьмидесятидвухлетний хореограф приехал в Маринку. Провел кастинг. Сам репетировал. В театре все записали на видео, чтобы сохранить в точности нюансы – «Адажио для клавесина» и «Соло» разменяли ни один десяток лет.
«Не жесткий, но требовательный. Второе – он очень позитивный на репетиции. Он не демонический, не деспотичный, но требующий исполнения того, что хочет. И это здорово!» – прокомментировал исполняющий обязанности заведующего балетной труппы Мариинского театра Юрий Фатеев.

Абстрактные истории Ханса Ван Манена танцовщики переводили в сюжет. Танцевать геометрию в «вариациях для двух пар» им не интересно.

«Когда люди танцуют вдвоем, они, скорее всего, танцуют или про любовь, или про расставания. Но про отношения», – отметила солистка балетной труппы Мариинского театра Кристина Шапран.

Труппа Маринки – первая и пока единственная в России, обладательница четырех балетов большого голландца. Хотя свои постановки ван Манен под замком не прячет. Двадцать трупп от Америки до Азии танцуют меланхоличные, романтичные опусы, при создании которых хореограф иногда показывает свой непростой характер.

«Сначала наблюдает, потом может, естественно, эмоционально высказать свою позицию, может разозлиться, что темп не подходит, может бросить сумку в кого-нибудь из артистов», – поделился солист балетной труппы Мариинского театра Юрий Смекалов.

Пять танго ван Манена на музыку Пьяццоллы – пик вечера. Невозмутимый обычно хореограф здесь дал волю страстям, не только своим.

«Он всегда требует соблазна от женщины, говорит, должна покорять своего партнера взглядом. Мы всегда отвечали: нет проблем, конечно. И ему очень нравился этот ответ», – сказала солистка балетной труппы Мариинского театра Виктория Терешкина.

Поставив больше ста балетов, Ван Манен признается: самое сложное для него – найти музыку и танцовщиков. Именно они определяют концепт каждого нового балета, до последнего хореограф никогда не знает, с чего начнет и чем закончит каждую новую работу.

Новости культуры

Все материалы темы>>>