20.04.2011 | 11:54

Третьяковка представляет новую стратегию музейного экспонирования

В Третьяковской галерее стартует цикл выставочных проектов под названием «Художник и его музей». Это новое слово или даже новая стратегия музейного экспонирования. В ходе этого своеобразного эксперимента каждая выставка должна стать мини-музеем одного художника: в распоряжение автора отдается экспозиционная площадь, на которой он волен представить несколько проектов на свой вкус. Поскольку речь идет о практиках современного искусства, к строгому музейному пространству адаптируются самые неожиданные в академических стенах формы. Это подтверждает проект Антона Ольшванга под названием «Слой 99,9 / I».  Рассказывают «Новости культуры».

«Радиации нет, химзащита не требуется», – утверждает художник Антон Ольшванг. Он построил в Третьяковской галерее атомную электростанцию. Зрители как будто оказываются внутри реактора. Там есть стержень, аналогичный тем, что используют на АЭС. Рядом – настоящая тележка дял перевозки такого стержня. Все предметы, как подчеркивают в музее, являются отходами заводского производства, но их можно не бояться, ведь они не радиоактивны. Здесь вырабатывается не атомная, а творческая энергия.

«Графитовый стержень как бы останавливает реакцию. Вот эту самую реакцию общества, импульс, который идет от социума», – говорит куратор выставки Кирилл Алексеев.

«Этот стержень – это такая сила, как джин в бутылке. Да, казалось бы, он в бутылке, он закупорен, прекрасно, но в сказках он почему-то всегда выходит. И какой это джин, мы не знаем», – поясняет художник Антон Ольшванг.

Проект задумывался как дань памяти событиям 26 апреля 1986 года, когда произошла авария на четвертом энергоблоке Чернобыльской АЭС. Концепция, по словам Антона Ольшванга, полностью поменялась, когда в результате землетрясения в Японии произошла серия аварий на атомной электростанции «Фукусима-1».

«Кажется, что Япония – это где-то там, а мы здесь. И у них там-что-то ужасное, а мы здесь. Все связано, и не только потому, что радиация переносится. Существуют не только частицы радиации, существуют и частицы духа», – уверен Антон Ольшванг.

В Японии, где художник жил и работал, у него остались друзья. К этой стране у него вообще особое отношение. На представленных фотографиях – обратная сторона масок театра «Но», в интерпретации художника – обратная сторона цивилизации.

На выставке можно увидеть и типичный японский способ сдать в аренду жилье.

«Такие стенды, на которых нарисованы планы квартир. Я думаю, это люди, которые сдают или снимают квартиры», – поясняет художник.

Сейчас дома многих японцев разрушены. Эта выставка, по словам Антона Ольшванга, его личная молитва за Японию и японцев.