27.03.2015 | 16:30

Бег по кругу на фестивале "Золотая Маска"

Павильон киностудии "АМЕДИА". Декорации из строительных лесов, напоминающие детский конструктор, уже смонтированы, репетиция в новом для спектакля пространстве завершена. Алиса Бруновна Фрейндлих - главная героиня - уточняет некоторые детали своего выхода на сцену и направляется в гримёрку, по дороге поприветствовав группу молодых ребят, помогающих в организации всего этого действа: "Здравствуйте, молодёжь!"

Скоро начнётся спектакль. А пока решаются разные закулисные вопросы, Андрей Могучий в разговоре с журналистами рассказывает, что замысел этой истории возник у него задолго до того, как он стал художественным руководителем БДТ. Несколько лет назад фестиваль "Золотая Маска" проходил в Санкт-Петербурге, и предполагалось, что церемонию открытия будет вести Алиса Фрейндлих. Тогда же возникла идея круга, бега по кругу, который стал композиционной и формообразующей основой спектакля "Алиса", появившегося в репертуаре Большого драматического театра чуть больше года назад. И вот, как будто по тому же кругу, опять фестиваль "Золотая Маска", но уже в Москве. По словам Могучего, представление спектакля на фестивале отличается только дизайном, а жанр и тема не поменялись - это "путешествие к себе" в пространстве памяти через одиночество и любовь. "В Санкт-Петербурге спектакль «Алиса» идет в ярусном Каменоостровском театре, где зрительный зал является частью декорации. Во втором отделении наши зрители, по задумке, сидят на ярусах. Поэтому в Москве нам пришлось имитировать ярусный театр. Для этих целей лучше всего подходило пространство кинопавильона. Конечно, выездной спектакль отличается, но только сценографически. Его содержание и суть не поменялись. Поменялся только внешний вид, но я даже не знаю, какой из них убедительнее. Мне, например, выездной спектакль нравится больше", - говорит режиссёр.

Драматургически спектакль выстраивался по мере того, как он создавался. Изначально был точно известен только один персонаж - Алиса. Постепенно появлялись другие герои, тексты, имеющие разные источники, в том числе и личные воспоминания участников спектакля. А сейчас уже и сам режиссёр не может точно сказать, какие слова и детали кому принадлежат.

И вот уже звенит третий звонок, зрители рассаживаются по своим местам и сказка начинается… И с первых же сцен, реплик и ситуаций мы понимаем, что "страна чудес" Льюиса Кэрролла становится здесь лишь основой, поводом. Чудес там давно уже нет и персонажи сказки не помогают Алисе, а сами нуждаются в её возвращении к себе, чтобы она снова научилась плакать и воспринимать мир по-детски чисто и неравнодушно, чтобы радость была радостью, ложь - ложью, а правда - правдой. Но в жизни Алисы всё дало сбой: "Назад не могу, а здесь не хочу". В глазах её уже давно не было слёз, чувства притупились, и она перестала быть восприимчивой к чудесам, они больше не случаются в её жизни. И только неведомый детский голос постоянно окликает её: "Алиса! Алиса!". И вспоминаются мамины слова о том, что потерявшись, надо стоять на месте, тогда мама тебя обязательно найдёт. И лишь нахлынувшие от воспоминаний слёзы возвращают Алису к самой себе, к той девочке, которой она была когда-то: "Я плакала, я так плакала, что наплакала целое море".

А вместе с Алисой в страну воспоминаний попадают и зрители, переместившись во втором действии из зрительного зала на сцену, и теперь уже актёры как будто всматриваются в них и вовлекают каждого в путешествие к самому себе.

Спектакль и сам впервые отправился в путешествие из Петербурга в Москву. «Гастроли планировались давно, мы приехали в гости, нас здесь ждали... Фестивальная публика – это особенная публика. Огромное количество контекстов, которые, конечно, влияют на восприятие. Но в целом мне кажется, что послевкусие осталось хорошее», - поделился своими впечатлениями от приёма спектакля московским зрителем Андрей Могучий.

В антракте Алиса Фрейндлих ответила на вопросы журналистов:

- Какова главная тема в этом спектакле лично для вас?
- Лично для меня - найти себя в том замечательном детском возрасте, когда человек еще способен удивляться, восхищаться, балдеть от всего, что происходит в этом мире. И быть непосредственным и чистым. Вот и все.

- Чего вы ожидаете от зрителей?
- Понимания. Ведь абсурдность жизни очень рифмуется с абсурдами, которые предъявил нам Кэрролл в этой замечательной сказке, переработанной, конечно, так, как нам представлялось возможным. А разве нет абсурда в нашей жизни? Полно!

- Что в работе над спектаклем было самым неожиданным для вас и насколько легко было находить общий язык с режиссёром?
- Насколько легко - неправильный вопрос. Насколько трудно - это, наверное, было бы правильнее. Трудно - да, потому что я человек старомодный, мне совершенно необходима четвертая стена, и такая открытость всего, что происходит, мне была непривычна, поэтому пришлось перестраиваться. Но, как сказано у Арбузова, "даже за день до смерти не поздно начать жизнь сначала". Если я успею врубиться в сегодняшние театральные тенденции, то слава богу.

- Ваше отношение к "Алисе в стране чудес" Кэрролла как-то поменялось?
- Нет, отношение никак не поменялось. Это чудная история, полная шалостей, абсурда, юмора и сарказма. Мы пытались это как-то проявить в спектакле, хотя и остались только какие-то вешки, скажем так, а все переехало в некую личную историю, не только мою. Мы все принимали участие, все хотели вспомнить, так или иначе, свою жизнь и каким-то образом срифмовать ее с тем, что происходит в сказке Кэрролла.

Марина Барабанова
tvkultura.ru

Все материалы темы >>